Денационализация в России или возможен ли возврат имущества потомкам собственников, переживших национализацию в 1917-1918 гг. Цивилистический кружок

Денационализация в России или возможен ли возврат имущества потомкам собственников, переживших национализацию в 1917-1918 гг. Цивилистический кружок

Во многих  странах Восточной Европы, переживших национализацию имущества при установлении социалистических режимов, в 90-ые годы XX столетия прошла денационализация: потомки собственников, чье имущество было национализировано, получили право вернуть себе имущество, когда-то принадлежавшее их предкам.

Смысл денационализации заключался в восстановлении частной собственности и справедливости. У каждого жителя страны, в которой устанавливался социализм, было отобрано имущество, в первую очередь недвижимость — земельные участки. После падения социалистических режимов люди оказались почти нищими — прав на земельные участки, которые можно использовать в качестве средства производства, ни у кого не было. Ради возрождения собственников проводилась не только приватизация, но и  денационализация (явление часто именуют посткоммунистической реституцией). Кроме того, с помощью денационализации политики пытались восстановить справедливость — вернуть отобранное, пусть и по истечении длительного времени, и тем самым примирить современное общество с прошлым.

Юридические механизмы денационализации в разных странах варьировались, например, в Латвии пошли по пути отобрания имущества у новых частных собственников ради возврата потомкам прежних; в Чехии, напротив, денационализации подлежало имущество, находящееся в государственной и муниципальной собственности. В Сербии денационализация была ограничена периодом времени, в течение которого публичное образование не имело право проводить приватизацию имущества, в Восточной Германии, напротив, денационализация сроком не ограничена, из-за этого публичные образования ограничены в приватизации, а потомки прежних собственников многие виды имущества назад не требуют. 

На постсоветском пространстве, за исключением Балтийских стран, денационализация не просто не была проведена, вопрос широко не обсуждался и не было массовой практики, где люди пытались бы виндицировать имущество, отобранное у их предков в 1917-1918 гг. 

Например, в середине 2000-х Русское географическое общество обратилось с иском о признании права в силу приобретательной давности на дом в Петербурге, который был возведен этим обществом в начале ХХ в. и находился в его собственности до национализации. Арбитражные суды высказались по этому делу против удовлетворения иска из-за отсутствия реквизитов приобретательной давности, а также правомерности национализации (постановление Президиума ВАС РФ от 03.06.2008 № 780/08).

В 2004 г. Конституционный Суд отказался рассматривать жалобу гражданина Фирсанова А.Н. на нарушение его прав "Декретом Президиума ВЦИК от 20 августа 1918 года "Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах» (Определение КС РФ от 18 июня 2004 г. № 261-О), в результате которого его предки утратили право на застроенный зданиями земельный участок. Мотивом отказа рассматривать жалобу явился тот факт, что Декрет утратил силу и Суд не может проверить его на предмет соответствия Конституции РФ.

В  ст. 3 Федерального закона о приватизации сделана оговорка об ограничении сферы действия закона на восстановление имущественных прав собственников, их наследников и правопреемников на имущество, которое было национализировано, конфисковано либо другим способом изъято против воли указанных лиц в государственную или муниципальную собственность».

Таким образом, в настоящее время законодательного механизма для денационализации в России нет, а национализацию 1917-1918 г. нынешний  российский правопорядок оценивает как правомерное действие.

Цель предлагаемого семинара — поговорить, возможна ли денационализация в современной России. Какие аргументы могут быть высказаны в пользу денационализации, а какие — против. С одной стороны, после национализации прошло около ста лет, имущество длительное время содержалось публичным образованием, а родственные связи с прежними собственниками доказать сложнее и сложнее. С другой стороны, денационализация является серьезным как политическим, так и юридическим шагом по возрождению частной собственности и способом примирения общества с прошлым.  

Большая часть спикеров семинара — юристы, поэтому на проблемы мы хотим взглянуть не политически, а юридически — какие механизмы денационализации может предложить правопорядок и стоит ли применять меры в этом направлении?

Вопросы для обсуждения:

1)  Есть ли смысл провести денационализацию сто лет спустя?

Аргументы «за» и «против». 


2) Как могла бы пройти денационализация:

2.1. Как определять круг лиц, имеющих право на приобретение вещей в собственность в результате денационализации: возможность  применения правил о наследовании и об общей долевой собственности.

2.2. Какое имущество подлежит денационализации: движимое или только недвижимое? Подлежит ли денационализации имущество, находящееся в исключительной собственности публичных образований (например, лесной или музейные фонды)?

2.3. Имеет ли право публичное образование компенсировать расходы на содержание имущества в течение ста лет?

2.4. Имеет ли потомок потерпевших собственников право на денежную компенсацию вместо возврата имущества?

2.5. Если национализированное имущество оказалось в частной собственности в результате приватизации, имеет ли право на его возврат потомок потерпевшего собственника? Соотношение денационализации и приватизации колхозной земли (в какой мере можно считать последнюю денационализацией земли, принадлежавшей до национализации сельским обществам?)

2.6. Имеет ли право публичное образование проводить приватизацию в период денационализации?

2.7. Следует ли ограничивать денационализацию сроками?

2.8. Архивные источники об объектах недвижимости и их правообладателях. Их соотносимость с современным кадастром недвижимости.


*К анонсу прилагается справка, подготовленная М. Ероховой, об этапах национализации в 1917-1918 гг. 

Участники обсуждения:
  • Владимир Багаев — LLM, Oxford University, преподаватель факультета права МВШСЭН, модератор дискуссии 
  • Николай Бобринский — магистр юриспруденции
  • Александр Верещагин - доктор права Эссекского университета (Великобритания) главный редактор журнала «Закон» 
  • Дмитрий Дождев — профессор, д.ю.н., декан факультета права МВШСЭН
  • Мария Ерохова — к.ю.н., LLM, доцент факультета права МВШСЭН
  • Николай Кульбака — к.э.н., доцент РАНХиГС 
  • Владимир Хутарев-Гарнишевский, кандидат исторических наук, старший преподаватель МГИК


К участию в семинаре приглашаются как студенты юридических факультетов, так и практикующие юристы, интересующиеся вопросом.

Семинар пройдет в режиме онлайн на платформе Zoom.

Необходима предварительная регистрация.

11585