Интервью с сотрудниками шанинской психологической службы

В Шанинке любой студент, преподаватель или сотрудник может обратиться в психологическую службу и получить поддержку и помощь специалистов. Мы поговорили с четырьмя психологами службы ― Иваном Лебедевым, Натальей Герасевой, Антоном Савиным и Андреем Чернышёвым ― о том, с какими проблемами помогает служба, как поддерживать себя в стрессовый период поступления и учебы и зачем сочинять инструкцию по эксплуатации самого себя.

Расскажите, пожалуйста, немного о себе.

Я закончил Московский городской психолого-педагогический университет по направлению «Индивидуальная и групповая психотерапия». Много работал в школах в разных качествах ― и как психолог, и как педагог-организатор, как учитель. Мы с коллегами много лет организуем и проводим выездной палаточный лагерь для подростков. В службе психологической помощи я работаю с 2018 года. Начинал как гештальт-терапевт, сейчас работаю в когнитивно-поведенческом подходе и осваиваю разные направления.

Иван Лебедев

Я закончила 3-й медицинский университет по специальности клиническая психология в 2008 году и сразу стала работать клиническим психологом ― пошла работать в больницу с детьми. Потом работала в реабилитационном центре со взрослыми. Училась и гештальт-терапии. Моя специализация ― системный семейный подход в гештальт-терапии. Работаю с кризисами и травмами. В сумме я работаю 13 лет, с 2012 года веду частную практику. 

Я очень рада работе в службе ― здесь я нахожусь в коллективе коллег. Мы поддерживаем друг друга и работаем вместе. 

Наталья Герасева

В профессии я оказался 12 лет назад. До этого работал программистом, преподавал в разных учебных заведениях, стал кандидатом экономических наук. Когда пришел в психологию, преподавать перестал. Учился в Московском гештальт-институте, в итальянском и французском гештальт-институтах, в Нью-Йорке много лет ― в этом же подходе, но с фокусом на  телесной терапии. Получается, что в  системе образования работаю больше 25 лет. 

В службе работаю, в первую очередь, для расширения профессионального опыта ― только частной практикой заниматься как будто бы достаточно однобоко. Помимо службы я сейчас работаю куратором в онлайн-сервисе подбора психотерапевтов «Ясно» ― собеседую терапевтов и помогаю им работать. 

Антон Савин

Психологом я решил стать в 15 лет, в 1985 году, когда друзья подарили мне на день рождения книгу Владимира Леви «Искусство быть собой». Книга на меня произвела неизгладимое впечатление, тогда же и пришло решение о выборе профессии. Когда я поступал в 90-м году на факультет психологии в МГУ им. М.В. Ломоносова, в стране было только четыре вуза которые готовили психологов. Это была редкая специальность. Вообще про психологов тогда никто ничего не знал.

После окончания вуза занимался практической исследовательской работой: маркетинговыми исследованиями, фокус-группами. С годами накапливаться практический опыт. В  2015 году пришел работать в реабилитационный центр для наркозависимых подростков. Опыт там получил весьма необычный, но очень глубокий и важный. После ухода из центра сосредоточился на частной практике. 

Кирилл Хломов, руководитель психологической службы, сумел собрать в лице наших коллег «букет» из всех направлений психотерапии. Я представляю экзистенциальный анализ, работаю в русле экзистенциальной психотерапии. 

Андрей Чернышев

Когда стоит обращаться в психологическую службу?

Иван Лебедев: Когда чувствуется необходимость. У меня есть аналогия со здоровьем: понятно, что когда тебе оторвало ногу, надо пойти к врачу. Но даже если нога просто немного побаливает,  к врачу тоже пойти стоит, чтобы проверить, что там болит ― мало ли, может быть, в этот момент тебе ногу-то и отрывает. Причиной для визита не обязательно должны становиться какие-то катастрофические проблемы и критические острые ситуации. Это может быть ощущение, что хочется получше в себе разобраться. Даже не получше себя чувствовать ― можно в этот момент чувствовать себя неплохо. Просто хочется поставить себе какие-то цели или структурировать свое время. Обращаться к нам стоит, когда есть эмоциональные сложности или проблемы во взаимодействии с людьми, конфликтные ситуации, проблемы с расставанием или утратой ― что сейчас, в пандемию, к сожалению,  происходит часто.

По большому счету, обращаться можно с чем угодно ― мы либо будем сами с этим работать, либо перенаправим к коллегам-специалистам.

Наталья Герасева: Обращаться стоит всегда и с любыми психологическими проблемами: с плохим настроением, с депрессивными состояниями, с вопросом ― а в правильном ли месте я учусь, когда что-то не нравится в жизни или в учебе, в отношениях с родственниками. 

Чтобы попасть к нам, нужно просто написать заявку. Вам ответит администратор и вы выберете подходящее для вас и психолога время встречи. Встреча длится 55 минут ― 1 час. Период, в течение которого проходят встречи, мы тоже обсуждаем совместно и в каждом конкретном случае решаем по состоянию. Есть много клиентов, которые ходят долго. 

У нас есть очные и онлайн-консультации. Недавно появилась идея проводить заочные консультации в формате переписки ― есть люди, которые пока не готовы прийти, но хотели бы получить ответ письменно.

Консультация проходит в форме диалога, где психолог всегда на стороне клиента, пытается услышать его и понять, а не оценивать и критиковать.

Часто клиенты боятся, что на тебя будут воздействовать и менять без твоего ведома. Еще часто люди думают, что психолог все про меня знает ― видит мои особенности, то, что я хочу скрыть. Это не так ― что-то видно, но в основном какие-то общие вещи ― как человек зашел, как он говорит. Вообще клиент все знает сам ― мы просто помогаем достать эти знания, поддержать его, помочь себя познать и найти ответ на вопрос. Мы не даем ответ ― мы ищем его с помощью общения. Иногда делаем упражнения или проходим тестирование, но только если клиент на это согласен. Ответственность здесь делится 50 на 50 ― работать на встречу приходят и клиент, и психолог. 

Антон Савин: Самый простой ответ ― если чувствуешь, что сам не справляешься. Я не сторонник того, что каждому человеку показана психотерапия, но иногда имеет смысл сходить к психологу, чтобы понять, что с тобой все нормально. Часто приходят люди и говорят ― ой, а у меня беда, начинаешь с ними разговаривать, и выясняется, что это проблемы, которые свойственны большинству людей ― даже от этого становится полегче. Как ни странно, иногда само это желание и принятое решение, что я пойду к психологу, может быть терапевтичным. Когда понимаешь, что да, у меня проблемы, но я в любой момент могу пойти к специалисту, это сильно снимает внутреннее напряжение.

Чего ждать от визита в службу? Как проходят встречи?

Иван Лебедев: Мы поговорим, попробуем посмотреть на какую-то проблемную ситуацию, разобраться с их причинами, поищем способы их решать. Мне нравится такая метафора: у вас есть чердак, на котором куча вещей и, может быть, вы чувствуете, что в комнату что-то течет с этого чердака, или там плохо пахнет, или там все сухо и чисто, но бардак. Самому разобраться не получается, и вы приглашаете человека. Он говорит ― а это что? А это зачем? Это давно пора выкинуть! А вы отвечаете ― ой, это не отодвигайте, это не убирайте, а это очень важная вещь, она мне от мамы досталась. Это совместный процесс приведения чувств, мыслей, жизни в целом в порядок.

Часто люди опасаются, что рассказанное дойдет до начальства, педагогов, других студентов. Но все, что обсуждается на консультациях, остается между специалистом и клиентом. 

Антон Савин: Консультация ― это не дружеский разговор. Психолог выбирает вопросы, которые задает. Я всегда говорю, что психолог ― это не тот, кто за ваши деньги будет вам рассказывать как жить. Этот тот, кто будет целый час слушать и задавать вопросы. 

В наши дни ― большая роскошь, что тебя кто-то слушает, не давая оценок и советов. 

Часто говорят ― а почему бы мне не пойти к друзьям? Они же то же самое сделают. Нет, ни один друг не сможет целый час слушать, кивать головой, не оценивая, не пытаясь помочь, спасти, научить. Друзья предназначены для другого. Психотерапевтические сессии можно воспринимать как такой «массаж» для психики. В спа твоему телу делают приятно, а в кабинете психотерапевта что-то полезное делают твоей психике. 

Что вы можете посоветовать абитуриентам, которых ждет тревожная пора поступления?

Иван Лебедев: Под номером один ― не лишать себя сна. Все это делают, все на этом обжигаются. Надо спать. Ночью. В темное время суток. Каждую ночь. Это, пожалуй, совет, который включает в себя и всю прочую заботу о себе. 

Поступление ― это важно, но надо не забывать и про другие вещи, чтобы не оставлять выжженную землю во всей остальной своей жизни. 

Второй совет ― продумать план Б. А если я не поступлю? Если не поступлю туда, куда хочу? Или не пройду на бюджет? Я, наверное, скажу крамольную вещь, но стоит очень тщательно изучить систему поддержания скидки на стоимость обучения, потому что часто люди радуются тому, что ее дали, а потом выясняется, что надо прилагать много усилий, чтобы ее не потерять, и не все в состоянии это делать. Иногда лучше от нее отказаться, чем идти на такой шаг. 

Третий совет ― подумать, что будет, когда ты попадешь туда, куда хочешь. Очень часто люди берут эту высоту, но не очень осознают, что дальше начинаются непростые годы. Школа кончилась, я поступил, почему мне опять нужно несколько лет ходить на занятия и делать домашние задания? Я же уже все закончил. 

Нужно быть готовым к тому, что первый курс точно будет не таким захватывающим, как ожидается ― будет много общих предметов и мало специальности. Люди часто от этого страдают. Страдать не стоит ― надо это пережить.

Наталья Герасева: В любых ситуациях неопределенности жить трудно. 

Здесь на кону как будто бы все или ничего ― я поступлю или провалюсь. Очень драматичная ситуация, много эмоций, страшно. Кажется, что если я не поступлю, то я неудачник, пойду мести дворы. Важно понимать, что это не так. Вокруг этой идеи много тревог и переживаний. Кто-то решает вашу судьбу, и вы на это никак повлиять не можете. Не все зависит от вас, но вы можете сделать все, что можете. А дальше от вас ничего не зависит. Как будет, так будет. 

Есть много известных успешных людей, которые поступали с третьего-пятого раза, и обычно они очень нацелены на учебу. Когда поступаешь легко, то не так ценишь возможность учиться. Если это твое, если ты хочешь в конкретный вуз на конкретный факультет, то не страшно, что ты не прошел в этом году.  Все успешные предприниматели много рисковали и много проигрывали в жизни. Они позволили себе рисковать и проигрывать, а когда проиграли, то встали и пошли дальше. Это качество сильной личности. 

Многие родители  переживают, если ребенок не поступает с первого раза. Возможно, тут включается момент социального одобрения ― мой ребенок поступил, а твой не поступил, мой прошел в такой вуз, а твой в такой, и если мой ребенок не поступил, то я не успешный. Это довольно нарциссическая вещь. Очень важно поддерживать детей в этот период. 

Теория оптимума мотивации говорит, что при слишком сильном стрессе снижаются когнитивные способности и возможности организма. Но легкая тревога помогает двигаться, включает мотивацию. К дедлайнам обычно мотивация растет. Но при очень высокой мотивации, когда я хочу именно в этот вуз, результативность тоже снижается, потому что накал слишком сильный. 

Мне кажется, важно расширить диапазон вузов ― не зацикливаться на чем-то одном. Давать себе возможность пройти на другой факультет или в другой университет. Можно учиться в этом вузе, а потом перепоступать туда, куда хочется. Главное ― не останавливаться, если что-то не получается. 

Антон Савин: Думаю, надо в первую очередь себя настраивать, что это не навсегда ― это достаточно интенсивный период и нужно себя мобилизовать. Было бы глупо относиться к поступлению спустя рукава ― это все-таки ответственный период в жизни, точка, к которой люди шли долгие годы. Но на этом жизнь не кончается. Совет родителям: важно, чтобы ребенок понимал, что даже если что-то пойдет не так, жизнь не кончится, родители будут тебя любить. 

К поступлению можно отнестись как к марафонской дистанции: у меня есть задача, этапы этой задачи ясны ― понятно, когда проходят экзамены, ясны сроки и даты. Есть какая-то предсказуемость. Важно подойти к этому марафону с практической точки зрения ― сегодня я три часа готовлюсь, два часа отдыхаю. И правда отдыхать, а не заниматься чем-то с мыслью о том, что время пропадает, а я мог бы лишние 15 вопросов выучить или тему повторить. 

Можно думать, что вы участвуете в автомобильной гонке Ле-Ман, где есть два экипажа ― один спит, другой едет. 

Если один во время перерыва не будет спать, то подведет команду. Относитесь к отдыху функционально ― он нужен, чтобы потом быть заряженным. 

Возможно, имеет смысл распределять свое время, но важно делать это, прислушиваясь к себе. Утром вам удобнее и комфортнее заниматься? Можно вставать в 6 утра и заниматься, например, до 9. Если комфортно заниматься ночью ― ок, можно заниматься ночью, а потом спать до двух часов дня. Отнеситесь к распорядку творчески, не выстраивайте его так, как принято. 

Андрей Чернышев: Не всем экзамены даются легко, особенно, если они сопровождаются переездом. Скажем, человек жил в небольшом городе, приезжает в Москву ― и, конечно, она оказывает на него серьезное впечатление. Меняется круг друзей и знакомых, происходит отдаление от родителей, от привычных психологических связей ― и это стресс. Если психологическая база хорошая, человек это может пережить с улыбкой на лице и в душе. Но это процесс никогда не происходит безболезненно, просто кто-то легко это переживает, кто-то нет. К нам приходят и говорят ― мне плохо. Иногда это беспредметные жалобы, которые начинаются с указания на плохое настроение и самочувствие. Но если покопаться, то выясняется, что это нагрузка, которая легла на плечи, и человек неожиданно начал от нее в землю врастать. Берегите себя, идите к психологу. 

Студенчество! Самые интенсивные чувства переживаются именно в этом возрасте. Надо не бояться их и отдавать себя в них. Если что-то не так, всегда можно, опять же, пойти к психологу. 

Как поддерживать себя во время интенсивной учебы?

Иван Лебедев: Повторюсь: надо спать. Надо есть, гулять на свежем воздухе, принимать ванны и вообще получать удовольствие от жизни. Я не иронизирую ― часто люди ставят учебу в приоритет, но ни одна пятерка на свете не стоит ваших драгоценных клеток мозга, которые умирают в истощении после каждой бессонной ночи. 

Свое здоровье и благополучие ― физическое и эмоциональное ― стоит ставить выше учебы. 

Иначе ― добро пожаловать к нам, как говорится. 

Второе: не стоит пытаться догнать всех зайцев сразу и достичь всех вершин. Нужно расставить приоритеты и помнить, что тройка и четверка ― это тоже оценки, и они имеют право на существование. Можно быть хорошим специалистом с синим дипломом. 

Очень рекомендую обращать внимание на дополнительную внеучебную активность ― клубы, стажировки. Они очень сильно украшают учебную жизнь и дают дополнительные возможности. Лекции и семинары ― это костяк, но профессиональная жизнь в том числе происходит и в дополнительное время. Лучше пробовать и ошибаться и делать выводы, чем не пробовать и не получать опыта, который можно было бы получить. 

Наталья Герасева: Важно дать себе время ― не требовать от себя многого. Студенты всех курсов часто излишне требовательны и даже жестоки к себе. Дайте себе время адаптироваться. 

Очень часто студенты используют стратегию избегания ― не приходят на экзамены, если не готовились. А вы попробуйте прийти, даже если плохо подготовились. Вдруг сдадите. Иначе все это копится как снежный ком и потом тяжело разгребать. 

Антон Савин: Не хочется скатываться в банальности, понятно, что жизнь не чертеж какого-то инженера, который строит мост, ― и даже там могут быть свои нюансы и непредсказуемые вещи. Когда я работал преподавателем в вузе, почти на каждом выпускном вечере один-два выпускника подходили и признавались ― Антон Борисович, а я теперь понял, кем я хочу быть. И я точно не буду экономистом! 

Институт, университет, высшая школа ― это этап, когда человек несет за себя ответственность сам. В школе было понятно, что мы учимся для родителей и учителей, они за нас переживают, грозят пальчиком, ставят двойки. В университете такого рода людей гораздо меньше. Родители где-то далеко, преподаватели уже не так вовлекаются ― сдашь ты экзамен или не сдашь, им от этого ни жарко, ни холодно. Это сложное время. Есть ощущение внутренней свободы, что у меня уже нет этих обязательств. С другой стороны, вокруг появляется огромное количество веселья, занятий. Мне кажется, полезно в этот период найти что-то, что будет наполнять твою жизнь. Если это получится найти в Шанинке ― а я уверен, что это возможно, ― то это здорово. Хорошо, если внутреннее любопытство и учебные интересы совпали. Если не очень совпали, можно параллельно себя развивать в чем-то еще. 

Андрей Чернышев: Удивительно, но тема психологической жизни в нашей стране находится вне поля зрения общественного внимания. Нас учат алгебре, химии, геометрии, а вопросы, которые касаются нашей жизни ― например, выбор профессии, выбор спутника жизни ― остаются без внимания. Мы появились в этом мире без инструкции по эксплуатации и когда случаются сложности и неурядицы, мы не знаем, как с ними справляться, и как правильно себя вести по отношению к себе, с собой. Эта тема ― как обходиться с собой в определенные моменты жизни ― генеральная тема консультаций. 

Поступив в учебное заведение и выдохнув, человек вдруг обнаруживает себя целиком. Иногда именно с этим вопросом и приходят на консультации ― я обнаружил себя таким, и что теперь с этим делать?

Это прекрасно ― можно здесь и сейчас сочинить инструкцию по эксплуатации для самого себя и как-то с этим жить, и справляться. 

Тема отношений ― законная тема этого возраста. Меняется круг общения, глаза начинают разбегаться. Это новый пласт переживаний. Стресс и чувства ― генеральные векторы в консультациях. Отдельно стоят темы для глубокой психологической работы. Иногда приходят люди со сложными вопросами, с депрессией, страхами, которые тянутся корнями в детство. Тогда это темы для консультаций на многие месяцы и, может быть, годы.

К концу обучения возникают другие темы ― «как жить дальше»? «Понимаю, что у меня в руках профессия, уже попробовал поработать, но что-то мне не нравится, душа не лежит». «Я поступил сюда, потому что так хотели родители. Боюсь родителям это объявить, они строгие» ― или не боюсь, но «я сам не понимаю, как дальше быть». Как будто бы это крен в профориентацию, но, на самом деле, это опять возвращение к себе: а чего ты на самом деле хочешь? От чего получаешь удовольствие? Ведь, если не получать на работе удовольствие от собственного труда ― это пытка. И многие люди так живут всю жизнь и себя пытают ― ходят на нелюбимую работу ради денег или потому что боятся ее оставить. Хорошо, когда задаются такими вопросами в начале пути ― если их окультурить и правильно сформулировать, то и ответы можно найти.

Почему не стоит думать об обращении к психологу как о слабости?

Иван Лебедев: Часто людям сложно обратиться, потому что есть еще какое-то количество мифов и предубеждений о работе психолога. Отрадно, что год от года их становиться все меньше, и люди начинают относиться к этому как к внутренней гигиене или «техобслуживанию» ― нормальному процессу. Это способ поддержания своего благополучия и здоровья. 

Для тех, кто сомневается: у нас есть правила и этика работы. У нас подготовленные грамотные специалисты. Мы поддерживаем все базовые этические принципы безоценочности, уважения, сочувствия, нейтральности. Никто не будет давать вам советы, насмехаться над вами или унижать вас. Это совместный уважительный процесс по поиску способов сделать жизнь лучше. 

Есть присказка в интернете ― вы так говорите "слабость", как будто это что-то плохое. Да, мы время от времени бываем слабыми и уязвимыми. Это нормальная часть человеческой жизни. Если бы мы не были слабыми и уязвимыми, мы не могли бы быть близки друг с другом. В этом, на самом деле, заложен огромный ресурс. Как история с Суперменом ― люди придумали его, он был классным, несколько лет сокрушал врагов, а потом стало неинтересно читать, потому что он неуязвимый, у него нет слабостей. Прилетит, выстрелит лазером из глаз, улетит. Пришлось придумать ему уязвимость, чтобы сделать более человечным. Быть слабым ― часть человеческой природы и странно от нее отказываться. 

Какая миссия у психологической службы поддержки в Шанинке?

Иван Лебедев: Мне кажется, цель службы ― повышение психологического благополучия внутри университета. И за счет консультативной работы, и за счет лекций, мастер-классов, семинаров. И за счет тренингов и супервизий. Наш руководитель Кирилл Хломов однажды сказал, что мы ― «печень» университета, мы фильтруем ненужное и поддерживаем чистоту организма. 

Наталья Герасева: Такая служба ― признак университетской культуры. Есть вузовская жизнь, и ты ― часть этой жизни. Мы заботимся о твоем здоровье. Если плохо, сложно, грустно учиться, есть психологи, которые могут помочь. Им не все равно. Учеба ― процесс стрессовый, сложный, и наша служба дает возможность об этом поговорить.

Антон Савин: Психологическая служба ― особенность Шанинки. Очевидно, что в последние пять-семь лет вопросы психологического благополучия становятся фокусом внимания многих людей. Если раньше важно было провести среди студентов диспансеризацию и проверить их на наличие заболеваний, то сейчас забота о собственном психологическом состоянии также становится частью общей культуры. Миссия службы ― давать студентам и сотрудникам университета возможность позаботиться о своей психике. Прошлый год показал, что эмоциональная часть нашего организма тоже может сильно страдать. 

Если у студентов есть возможность в тяжелую минуту обратиться куда-то, а не переживать свои проблемы внутри, то это, как бы банально ни звучало, повышает качество образования. Все люди проходили сложные моменты в студенческие годы ― это процесс сепарации от родителей, процесс поиска себя, это момент жизни, когда ты сталкиваешься с огромным количеством новизны. И это точно вызывает психологическое напряжение. Если такая служба есть, то можно все это отнести в кабинет психолога, а в остальное время заниматься учебой, работой, отношениями и прочим. Иногда ко мне приходят клиенты и говорят: «У меня хорошее настроение, сейчас вы мне его испортите». Что ж поделать ― хорошо, здесь можно поплакать, а всем остальным заниматься за пределами кабинета. 

Люди, которые отсюда выпустились и привыкли к существованию службы, устроившись в какую-то компанию, скажут ― ребята, а что это у вас нет психологической службы? Эта традиция получит продолжение.

Андрей Чернышев: Тема психологической поддержки ― новая для нашей страны. Живем мы тоже в непростое время. Ковид перевернул мир. Люди вдруг остались дома и обнаружили родственников, с которыми они здоровались по утрам, но «не встречались» на самом деле. А тут вдруг они вынуждены проводить с ними много часов ― конечно, все проблемы начинают выходить наружу. Потребность поддержки со стороны другого человека прямо сейчас стала очень актуальна. Этого перестали стесняться. Вообще наша культура в этом смысле чрезвычайно психотерапевтична ― мы разговариваем на кухне с друзьями обо всем, что нас волнует. Это самый простой способ получить поддержку, но это поддержка душевная, а иногда требуется профессиональная помощь. Люди иногда не знают об этом, а иногда не доверяют ― как это, взять и распахнуться перед другим человеком. При всей нашей православности не могу сказать, что люди так сильно друг друга любят. Страшно прийти в кабинет и все про себя рассказать. В поезде постороннему попутчику ― легко. Но с учетом того, что в университете люди собираются на рубеже возрастном и событийном, пережив довольно стрессовый период ― и вновь погружаются в стресс, связанный со сменой места обитания и способа проживания, психологическая поддержка крайне необходима.

Существование психологической службы ― трезвый взгляд на вещи со стороны руководства нашего вуза.

Для того, чтобы задачи, которые вуз ставит перед собой, выполнялись, нужно помочь людям, пришедшим сюда, выучиться, оказав психологическую поддержку в этом процессе. Это очень взрослая позиция ― я отвечаю не только за себя, но и за тех, кто в моем окружении. Это мне очень импонирует, и не только потому, что я здесь работаю. Взрослых людей вообще мало, и когда их видишь ― на душе легко и спокойно.

1651
Поделиться: