Теодор Шанин

Теодор Шанин - основатель Московской высшей школы социальных и экономических наук. С 1995 года по 2007 год был ректором школы. С 2007 по 2020 год был президентом школы. Многие называют школу по имени ее создателя - Шанинка.

Биография

29 Октября 1930 - родился в г. Вильно, Польша (теперь Вильнюс, Литва) 
1941 - сослан с матерью в Сибирь (отец выслан в лагерь в Свердловской области)
1942-46 - после общей амнистии всех бывших польских граждан выехал в Самарканд, Узбекистан
1946-7 - Лодзь, Польша 
1948 - выехал в Израиль участвовать добровольцем в Войне за Независимость (служил в 6 батальоне коммандос, Пальмах)
1949-51 - Колледж Социальной Работы Иерусалимского Университета, Израиль
1952-64 - карьера социального работника (криминальная молодёжь, больница Беер-Яков, Мальбен, реабилитацилонный центр министерства труда)
1959-64 - параллельно с работой возвращается к учёбе: Факультет социологии иерусалимского университета, Израиль
1964-6 - работа над докторской диссертацией, университет Бирмингема, Великобритания
1966-71 - преподаватель в Шеффилдском университете, Великобритания
1969 - Диплом доктора наук, Бирмингемский университет
1970 - получение гражданства Великобритании
1971-3 - ассистент-профессор Хайфского университета, Израиль
1973-4 - член Колледжа Святого Антония, Оксфордский университет, Великобритания
1974-88 - Профессор социологии Манчестерского университета, Великобритания
1988-92 - продолжая работать в университете Манчестера, руководил крупной программой по исследованию сельского хозяйства в России
Избран Иностранным Членом Российской Академии Сельскохозяйственных Наук
1995-2007 - создатель и ректор ОАНО "МВШСЭН"
2002 - получил OBE (Орден Британской Империи “за выдающиеся достижения в развитии высшего образования в России”)
2007-2020 Президент ОАНО "МВШСЭН"
Скончался 4 февраля 2020 года.

Ученые степени и звания

1951 Диплом профессионального социального работника, Университетский Колледж социальной работы, Иерусалим, Израиль
1963 BA (Социология/экономика), Иерусалимский Университет, Израиль
1969 PhD (социология), Бирмингемский Университет, Великобритания
1974 Профессор социологии, Манчестерский Университет
1975 MSc Обществоведение, Манчестерский университет
1988 Почётный член Академии Сельскохозяйственных наук Российской Федерации
2002 Медаль «Почётный работник высшего профессионального образования»
2002 OBE (Орден Кавалера Британской Империи за заслуги в области развития высшего образования в России)
2008 Медаль имени Александра Даллина, Европейский Университет, Санкт-Петербург
2008 Почетный Доктор юриспруденции, Университет Торонто

Профессиональная биография

1949-51 Обучение в Колледже Социальной Работы, Иерусалим
1952-5 Социальный Работник, работа с молодёжью, Министерство социальной защиты, Израиль
1955-60 Социальный работник, больница Беер-Яков, Израиль
1960-1 МАЛЬБЕН, отдел реабилитации, Израиль
1962 - 64 Директор Центра по реабилитации Министерства труда и социальной защиты, Петах-Тиква, Израиль
Возвращение к академической учёбе
1959-63 Вечернее отделение факультета социологии Иерусалимского университета, Израиль

Академическая работа

1965-68 Преподаватель социологии, Шеффилдский университет, Великобритания
1968-70 Преподаватель в Центре по исследованию России и Восточной Европы, Бирмингемский университет, Великобритания
1971-3 Доцент, Хайфский университет, Израиль
1973-4 Исследовательская работа в Колледже Святого Антония, Оксфорд, Великобритания
1974-1999 Профессор социологии, Манчестерский университет, Великобритания
1976-1987 Декан факультета социологии, Манчестерский университет, Великобритания
1988-92 Параллельно с работой в Манчестере – руководитель программы трансформации гуманитарных наук Фонда «Культурная Инициатива», Москва, Россия
1992-4 Со-президент (вместе с академиком Татьяной Заславской) междисциплинарного исследовательского центра («Интерцентр»), Москва, Россия
1995-2007 Ректор Московской Высшей Школы Социальных и Экономических Наук, Москва, Россия
2007-2020 Президент Московской Высшей Школы Социальных и Экономических Наук, Москва, Россия

Исследовательская работа

1971 Профессор университета Дар-эс-Салаам, Танзания
1973-4 Старший научный сотрудник, Колледж Святого Антония, Оксфорд, Великобритания
1976-9 Полевые исследования сельского хозяйства Ирана
1977 Лекционный тур в университет Лунда, Швеция
1978-89 Программа культурного обмена: исследовательская работа в СССР с пребыванием в Москве
1977, 1979, 1981 Исследовательская работа в сельской Индии
1978-81 Продолжение программы культурного обмена с пребыванием в Москве
1979-80 Четыре месяца исследовательской работы в Колумбийском университете, Нью-Йорк, США
1983-84 Исследовательская работа, Вильсон Центр, Вашингтон, США
1988 Лекционный тур в Бразилию, Британский совет и Национальный музей в Рио-де-Жанейро
1989 Визит в Китай по программе культурного обмена для изучения сельскохозяйственных реформ
1990-91 Коммонер, одногодичная стипендия колледжа Тринити, Кембридж, Великобритания
1990-94 Исследовательский грант для полевой работы в сельской России, ESRC

Публикации

Книги

  • 1971 Peasants and Peasant Societies. /Крестьяне и крестьянские общества/ (Penguin, 1971). Translation into Spanish, Persian, Malasian. Второе и исправленное издание. (Blackwells/Penguin, 1987).
  • 1972 The Awkward Class: Political Sociology of Peasantry in a Developing Society: Russia 1910-1925. /Неудобный класс: политическая социология крестьянства в развивающейся стране: Россия 1919-1925/ (Clarendon Press, 1972).
  • 1972 The Rules of the Game: Models in Contemporary Scholarly Thought. /Правила игры: Модели в современном академическом мышлении/ (Tavistock Publications, 1972).
  • 1983 Introduction to Sociology of the Developing Societies (with Hamza Alavi) /Предисловие к социологии развивающихся стран (совместно с Хамза Алави)/. (Macmillan).
  • 1984 Late Marx and the Russian Road: Marx and the Peripheries of Capitalism. /Поздний Маркс и русский путь: Маркс и периферии капитализма/ (Routledge, GB. Monthly Review US).
  • 1985 Russia as a 'Developing Society' (The Roots of Otherness, Vol 1.) /Россия как развивающаяся страна/. (Macmillan Yale U.P.).
  • 1986 Russia 1905-7: Revolution as a Moment of Truth (The Roots of Otherness, Vol 2). /Россия 1905-1907: Революция как момент истины/ (Macmillan Yale U.P.). Удостоена Дойчеровской момориальной премии в 1988. Есть русский перевод.
  • 1990 Defining Peasants. /Определяя крестьян/ (Blackwell).
  • 1992 Великий Незнакомец (The Great Unknown). (Прогресс).
  • 1994 Антоновщина (совместно с Виктором Даниловым).
  • 1999 Неформальная Экономика: Россия и Мир (The Informal Economy: Russia and the World) (Logos, 1999)
  • 2002 Рефлексивное крестьяноведение (Reflexive Peasant Studies) (Совместно с Виктором Даниловым и Александром Никулиным) MSSES and ROSPEN, 2002
  • 2005 Отцы и сыновья: поколенческая история (совместно с Юрием Левадой), Новое Литературное Обозрение, 2005
  • 2007 Нестор Махно: крестьянское движение на Украине (Совместно с Виктором Даниловым и Виктором Кондрашиным) (Росспэн), 2006

Статьи

  • 1966 Peasants as a Political Factor, /Крестьяне как политический фактор/ Sociological Review, Vol. 14.
  • 1967 Inheritance in Russian Peasantry, /Наследование в русском крестьянстве/ Discussion Papers of the University of Birmingham LC/C No. 3.
  • 1968 Student Power in Developing Societies, /Политическое влияние студенчества в развивающихся странах/ Discussion Papers of the University of Birmingham LC/C No. 10 (with C. Dennis).
  • 1970 Class and Revolution, /Класс и революция/ Journal of Contemporary Asia, Vol. 1.
  • 1971 Peasants: A Delineation of Concept and a Field of Study, /Крестьянство: определение понятие и исследовательского поля/ European Journal of Sociology, Vol. 12.
  • 1971 Socio-Economic Mobility and the Rural History of Russia, 1905-1930, Soviet Studies, Vol 22. /Социоэкономическая мобильность и сельская история России, 1905-1930/ (Reprinted in Cambridge Anthropology 1982).
  • 1971 Co-operation and Collectivisation - The Case of Eastern Europe, /Кооперация и коллективизация в Восточной Европе/ in P Worsley ed. Two Blades of Grass: Rural Co-operatives in Agricultural Modernisation. (Manchester U.P.).
  • 1972 Units of Sociological Analysis, /Подразделения социологического анализа/ Sociology, Vol. 6.No. 3.
  • 1973 The Structure and Logic of Peasant Economy, /Структура и логика крестьянской экономики/ Journal of Peasant Studies, Vol. 1, Nos. 1 and 2.
  • 1975 The Price of Suspension: The Policy of Stages and the Historical Defeat of Moderate Zionism. U. Davis, A. Mack and N. Yuval-Davis. /Плата за прокрастинацию: стратегия этапов и исторические поражения умеренного сионизма/ Israel and the Palestinians. (Ithaca Press).
  • 1976 The Third Stage: Marxist Social Theory and the Origins of our Time, /Третий этап: марксистская теория этапов и истоки современности/ Journal of Contemporary Asia, Vol. 6, No. 3.
  • 1976 Peasants and Social Development, ed. Khodadad Farmanfarmaian. /Крестьяне и социальное развитие/ The Social Sciences and Problems of Development. (Princeton U.P.).
  • 1976 A World Without Rural Sociology: The Issue of Specificity and the Future of a Discipline. /Мир без сельской социологии: проблема специфики и будущей дисциплины/ Sociologia Ruralis, Vol. 16, No.4
  • 1977 The Sociology of 'Developing Societies': Problems of Teaching and Definition. /Социология «развивающихся стран»: проблемы преподавания и определения/ (Together with Robin Cohen and Bernado Sorj). The Sociological Review, Vol. 25, No. 2
  • 1977 The Peasant Connection: Social Background and Mental Health of Migrant Workers in Western Europe. /Крестьянский аспект: социальные условия и прсихическое здоровье рабочик мигрантов в западной Европе/ (Together with Shulamit Ramon and Jackie Strimpel). Mental Health and Society, Vol. 4, Nos 5/6.
  • 1978 The Peasants Are Coming: Migrants Who Labour, Peasants Who Travel and Marxists Who Write. /Крестьяне идут: мигранты, которые трудятся, крестьяне, которые путешествуют и марксисты, которые пишут/ Race and Class, Vol. 19, No. 3.
  • 1980 The Conceptual Reappearance of Peasantry Within the Anglo-Saxon Social Sciences: 1960s and After. Ed. E. Gelner, /Появление заново крестьян в понятийном мире англо-саксонских общественных наук: 1960-е и после/ Soviet and Western Anthropology. (Duckworth & Co, London).
  • 1980 Measuring Peasant Capitalism, ed. E. J. Hobsbawm, etc. /Измеряя крестьянский капитализм/ Peasants in History, (Oxford University Press, Calcutta).
  • 1980 Defining Peasants: Conceptualisations and De-Conceptualisations, /Определяя крестьян: концептуализация и де-концептуализация/ Peasant Studies, Vol. 8, No. 4. Also The Sociological Review, Vol. 30, No 3.
  • 1981 Marx and the Russian Commune, /Маркс и русская община/ Historical Workshop, No. 21.
  • 1982 Class, State and Revolution: Substitutes and Realities, in H. Alavi and T. Shanin Introduction to Sociology of Developing Societies. /Класс, государство и революция: понятия и реальность/ (Macmillan).
  • 1983 The Peasant Dream: Russia 1905-7 in R. Samuel, /Крестьянская мечта: Россия 1905-7/ Culture Politics and Ideology. (Routledge).
  • 1984 Late Marx: Gods and Craftsmen, in T. Shanin's Late Marx and the Russian Road. /Поздний Маркс: боги и ремесленники/ (Routledge).
  • 1984 Marxism and the Vernacular Revolutionary Traditions, /Марксизм и туземные революционные традиции/ in T. Shanin's Late Marx and the Russian Road.
  • 1986 Soviet Theories of Ethnicity: The Case of a Missing Term, /Советские теории этничности: проблема нехватки понятия/ New Left Review, No. 158.
  • 1986 Chayanov's Message: Illuminations, Miscomprehensions and the Contemporary Development Theory, in A. V. Chayanov, The Theory of Peasant Economy. /Чаяновское послание: истолкования, недопонимания и современные теории развития/ (Wisconsin U.P.).
  • 1988 Peasantry and Capitalism: Kautsky's Agrarian Question in K. Kautsky's The Agrarian Question (with Hamza Alavi). /Крестьянство и капитализм: кауцкианское понимание аграрного вопроса/ (Zwan).
  • 1988 Expolary Economies: A Political Economy of Margins, /Эксполярные экономики: периферия современной политической экономики/ Journal of Historical Sociology, Vol 1, No 1.
  • 1988 The Zionisms of Israel in H. Alavi and F. Halliday State and Ideology in the Middle East. /Сионизмы Израиля/ (Macmillan).
  • 1988 New Times and New Man in USSR, /Новые времена и новые люди в СССР/ New Left Review, No. 168.
  • 1988 Roads Which Lead to the Temple: Soviet Historian's Blinkers and Illuminations, /Дороги, которые ведут к храму: «слепые пятна» советских историков/ Detente, No 11.
  • 1989 The Ethnic Dimension: Theory and Policies in the Soviet Union, /Этнический вопрос: теория и политика в Советском Союзе/ Comparative Studies in Sociology and History, Vol. 31, No. 3.
  • 1989 Soviet Agriculture and Perestroika: Four Models, /Советское сельское хозяйство и перестройка: четыре модели/ Sociologia Ruralis, Vol XXXIX, No 1, 1989.
  • 1989 Orthodox Marxism and Lenin's Four and a Half Agrarian Programmes, in T Shanin's Defining Peasants. /Ортодоксальный марксизм и четыре с половиной аграрных программы Ленина/ (Blackwells).
  • 1989 The Agenda of Peasant Studies and the Perception of Parallel Realities, in T. Shanin's Defining Peasants. /Тематика крестьянских исследований и видения параллельных реальностей/ (Blackwells).
  • 1989 Soviet Economic Crisis: Monthly Review, /Советский экономический кризис/ Vol. 41, No. 5.
  • 1990 The Question of Socialism: A Development Failure or an Ethical Defeat, /Проблема социализма: неудача развития или этическое поражение/ Historical Workshop, 39.
  • 1990 'Peasantry' /Крестьянство/ Blackwell's Encyclopaedia of Social Sciences. (Oxford, 1990).
  • 1990 Западный опыт и опасность сталинизма «наоборот» (The Western experience and the danger of “Stalinism upside down” . Kommunist, No 1
  • 1990 Иное всегда дано …(Alternatives ever exist…)Znanie-Sila, No. 9
  • 1991 Peasants and Scholars, /Крестьяне и учёные/ CASID, Michigan State University.
  • 1991 Вопрос знания о себе и знания о других станивится центральным вопросом и центральной преградой вашего развития (The question about knowing yourself and knowing others becomes the central question and the central barrier to your development). Fermer, No 10
  • 1994 Милосердие и умение (Charity and Knowledge) (together with S Ramon), Znanie i Sila.
  • 1995 Три смерти Александра Чаянова (The Treble Death of Alexander Chayanov). Sociologicheskiy Zhurnal.
  • 1995 Крестьянин как великий незнакомец (Peasant as a Great Unknown) Pravda, No. 39 (27457)
  • 1996 Идея прогресса у Маджида Рахнемана, The Post-Development Reader. (Zed Books). Русский перевод в журнале «Вопросы философии», 1998
  • 1996 Placing Social Work Within Social Theory and Political Practice, in S Ramon (ed) /Отношения социальной работы с социальной теорией и политической практикой/ The Interface of Social Work and Social Policy. (Venture Press (Birmingham) & Open Society (Moscow)). Books Russian translation, Aspect Press
  • 1997 Социальная работа как культурный феномен современности (Social Work as a cultural phenomenon of contemporaneity) Russkij Zhurnal
  • 1998 Социальная работа: новая профессия и академическая дисциплина (Social Work: a new profession and a new academic discipline), Kuda idet Rossia, M., V.5
  • 1998 Рефлексивная методология в исследованиях современной сельской России. Sotsiologicheskii Zhurnal, No 3-4
  • 1998 Double-Reflexive Methodology in the 1991/7 Studies of Contemporary Rural Russia Published in: Kachestvennie metodi v polevih sotsiologicheskih issledovanijah (Qualitative Methods in Sociological Fieldwork.) /Методология двойной рефлексивности в исследованиях современной сельской России 1991-97/ By Eugene M. Kovalev and Ilya E. Steinberg. Moscow. Logos, 1999. In Russian.
  • 1999 Демократизация как аппарат самоисправления ошибок (Teodor Shanin: Democratization as setting of the system of the mistake self amendment) U.Ozdemirov, Jabloko Rossii, No. 41 (75)
  • 2000 Выборы в США: Америке нужны новые идеи (Election in the USA. USA needs new ideas) Ekspert, No. 43(225)
  • 2001 Нас объединяет стыд. Если Россия хочет в Европу, она должна «полеветь» (We are united by the feeling of shame: to go into Europe Russia should turn left) Ekspert, No. 37 (297)
  • 2001 О пользе иного: Британская академическая традиция и российское академическое образование (The usefulness of otherness: British academic tradition and Russian academic education) Vestnik Evropu, M., v.III.
  • 2002 Уроки истории и следующая революция: границы политического воображения (Lessons of history: the limits of political imagination) Otechestvennije zapiski. Zhurnal dlja medlennogo chtenija, No. 4
  • 2002 Место интеллигенции (The Place of Intelligence) . P.Kamenchenko, Bol’shoj gorod, No. 32
  • 2005 Крестьянства нет, крестьянский вопрос есть (No peasants while the peasant question still exist) V.Kurennij, Politicheskij Zhurnal
  • 2005 Как не пустить на село капитализм? (How to stop capitalism from entering villages?) A.Obertinskij. Krestjanin
  • 2006 В России перебор всегда опаснее чем недостаток (In Russia overdoing things is ever more dangerous than not doing enough). Polit.ru (Peredovaja nauka)
  • 2008 Российская социология была похожа на двугорбого верблюда (Russian Sociology: Theory versus field-results). Ekonomicheskaja sotsiologija, T.9, No 3
  • 2008 С избыточной бюрократизацией надо бороться в рамках общей борьбы с бюрократизацией (The fight against bureaucratization of scholarship must be part of the general fight against bureaucratization). Troitskij Variant No 7
  • 2014 Теодор Шанин. О пользе иного. Британская академическая традиция и российское университетское образование (Московская высшая школа социальных и экономических наук, 2014)

Видеозаписи

Воспоминания о Теодоре Шанине

Не хотел бы я писать этот пост, но что делать. Теодор Шанин чуть-чуть не дожил до своего 90-летия, которое было для него каким-то важным стимулом, символической целью. Когда мы - года три уже назад - задумывали с ним книгу и совместный с Татьяной Сорокиной фильм, и обсуждали, о чем они будут (о ком - понятно, а вот о чем...), то я предложил сквозной темой сделать счастье. Он сначала изумился - как же можно назвать счастливой жизнь, где столько потерь, гибель сестры и деда, две войны, разрывы, страдание. Но потом согласился - да, нужно будет пересмотреть представление о счастье. "Я - действительно счастливый человек". Счастливый потому, что всегда жил, как считал нужным. И до последней минуты оставался внутри исторического потока, а не на его обочине, на духовной пенсии.

Книгу "Несогласный Теодор", вышедшую в декабре, он внимательно читал на всех стадиях подготовки, вплоть до подписей под фотографиями.

Среди прочего, он выбросил из нее несколько слишком личных кусков, сказав - "Это при жизни не надо. Потом". А теперь можно напечатать один из них. Потому что посмертно. Увы. Лучше бы по-прежнему было нельзя.

"Я с детства помнил отца героем, но потом его героическая позиция исчезла. Когда мама ему сказала: надо перебираться в Израиль, он в ответ начал выкручиваться, рассказывать сказки про здоровье, обстоятельства, про то, что нужно дождаться каких-то решений. Мама уехала в Израиль одна; мы с ней остались близки, отец осел в Париже, где ему было не очень хорошо, скажем так. Из удачливого, предприимчивого человека он превратился в обузу. Когда он умер, я кораблем добирался до Европы (деньги собирали среди друзей, с шапкой по кругу), был на похоронах, и возле его гроба произошло нечто, что сильно повлияло на меня.

Было много народа, человек 400, знамена движений, пафос… И у его гроба произносили речи два вождя двух сионистических партий Парижа. Они спорили с моим отцом. Они говорили прямо в гроб, что не надо быть таким упрямым, не надо быть таким принципиальным, таким не готовым идти на компромисс. Чем дальше они говорили, тем сильнее мне хотелось им ответить, что было невозможно; горло перехватывало, плакать хотелось. А плакать нельзя. Мальчики не показывают слез, так меня учили. Но последним выступил раввин: который сказал:

— Наши законы требуют, что если человек умер насильственной смертью, и неизвестно, кто его убил, но его тело нашли на территории общины, десять старейшин должны умыть свои руки и сказать: не наши руки пролили эту кровь. Почему требует Талмуд этого от нас? Потому что, когда человек умирает, неизвестно, кто несет ответственность за эту смерть. Тот, кого, кто его убивал физически, или тот, кто не помог ему, когда надо было. И поэтому я говорю перед гробом этого человека: пусть десять старейшин умоют свои руки.

Я после этого подошел к нему, пожал его руку, поблагодарил за то, что он за меня, за всю мою семью сказал.

С годами я понял, что имею право плакать и что не надо сдерживать слезы".

Не будем их сдерживать. Прощайте, Теодор.

Александр Архангельский


Двадцать пять лет назад

———

Московская школа ещё толком не работала, ещё шла организация и все висело на волоске.

Шанин уже подолгу жил России и однажды, приехав в Англию, посмотрел не в ту сторону, переходя дорогу, его сбил автомобиль, сделавший разворот.

Когда мне сказали, я, не думая, спросил:

— А что стало с автомобилем? — что Теодор бессмертный, как-то и не обсуждалось. Так оно тогда и было.

Москва же была черная, грязная, второй корпус АНХ выглядел обычной советской конторой — только в одной или двух комнатах стояла свежая офисная мебель, словно группа оцепеневших от ужаса интуристов. Деньги на МШ должны были давать АНХ и Сорос, но первая временно разорилась на своём голубом зубе, а с Соросом Теодор очередной раз поссорился. Мы уже начали первый год и едва сделали первый набор, но странно было думать, что сейчас все снова исчезнет, словно не было. Лучшие головы Москвы, созванные на совещание по спасению, говорили, что спасения нет.

Шанин тогда пообещал платить преподавателям из своего кармана. И платил.

А потом все наладилось. В самой страшной пустой комнате построили знаменитую двухэтажную библиотеку.

Двадцать пять лет. За эти годы можно было родиться, закончить что-нибудь среднее, выучиться в бакалавриате и прийти в Московскую школу, чтобы застать Шанина и услышать его голос.

Он сделал много важного, но это важнее всего: прочный институт, переживший создателя.
Александр Филиппов
«После смерти ничего не будет, но не надо бояться. И я не боюсь. Вообще со страхом у меня проблемы». Вот Шанин был не прав, оказывается, - после смерти после человека и "в качестве" человека остается сообщество, каковым Шанинка и является. Если человек оставил после себя сообщество, значит его жизнь стала жизнью этих людей, продолжающих его в пространстве и времени. Поэтому вместе с чувством утраты приходит благодарность за 10 лет жизни в Шанинке, где 1) самые прекрасные студенты - мотивирующие на профессиональный рост, преданные и неутолимые, переполненные интересом к учебе и наполняющие интересом к жизни 2) коллеги, с которыми хочется работать и всегда есть что делать вместе 3) бурный поток научной жизни, который держит на плаву и бурлит в тебе еще долго, даже когда ты из него уже вышел 4) самый дружественный ректор на свете и самый креативный пиар-отдел. Что еще? 5) библиотека(!) - окно в мир и просто универсум-в-себе 6) способность пережить все на свете вопреки чему бы то ни было в нашей стране 7) "невидимый" в повседневной жизни Шанин, который всегда готов прийти на помощь. Ну и география тех, кто был шанинцем, кто сочувствовал и сорадовался со стороны шанинским трудным временам и подъемам, есть таковой сейчас или еще только войдет в это пространство-и-время.

Татьяна Вайзер


Многие мои друзья ученики Шанина, а я со стороны восхищался масштабом человека, который сумел в постсоветской России сделать образование на мировом уровне без помощи и вопреки государству. Второго такого не было.

Мой любимый этап его биографии, впрочем, относится к концу 40-х, когда из руин послевоенной Европы Шанин едет добровольцем воевать за независимость Израиля.

Глеб Павловский рассказывал, что его родственник работал в Одессе в порту и в 1948 году или около того ночью грузил для отправки морем ящики без опознавательных знаков - внутри были "шмайссеры".

Присутствовавший при рассказе Шанин воскликнул:
- О, я помню эти шмайссеры! Это были замечательные шмайссеры! Мы разгружали эти ящики в Яффо, по пояс в воде.

Потом Израиль и Шанин победили, и последний отправился дальше - делать карьеру социолога в Англию, чтобы потом приехать со всем этим в Россию.

Теперь тут есть люди, которые тоже не боятся.

Кирилл Мартынов


Удивительно всё-таки, сколько может охватить и успеть одна жизнь.

Не знаю, кто тут окружает Теодора — арабская армия или своя же; если своя, из шутки или из-за ссоры, но хочется, конечно, быть такой же, как он, — умной и дерзкой.

Теодор, кажется, вернул в наш небольшой кружок слово "отвага". Не знаю, будет ли оно когда-нибудь соотноситься с нашим бытом, но заклинание произнесено — и кажется, что мы тоже всё сможем, и доживём до 89, и напишем свои книги, и будем собой гордиться.

Спасибо.

Марфа Лекайя

очень сложно написать что-то о Теодоре Шанине. но не написать тоже нельзя, всё же в этих социальных медиа должно быть важное.

но ещё, и главное, — потому что Теодор говорил о том, что действовать, соглашаясь с людьми в главном, можно и нужно, вопреки мелким разногласиям. на мои нудные вопросы о том, как определять главное, он говорил, что есть то, на чём ты стоишь и не можешь иначе, и есть всё остальное.

то, что Теодора больше нет среди живых — это важно, и неважно, что у всех у нас разный опыт общения с ним. важно, что для многих его уход что-то значит.

и всё же написать что-то толком сложно — потому что мне повезло: много, долго и часто общаться с Теодором, говорить с ним об очень разных вещах, шутить, спрашивать совета, спорить и делать что-то вместе. поэтому у меня не получается отстраниться и подумать о нём как о фигуре, а писать какие-то истории и пересказывать диалоги пока тяжело.

но никакого разрыва между тем человеком, которого я знала, и той фигурой, о которой написаны книги и сняты фильмы, нет.

в грусти и раздражении, шутке и лекции, уместном пафосе, который все цитируют, фотографиях и биографии, это всё Теодор Шанин.

и то, что мне, как и многим другим повезло измениться, взаимодействуя с ним.

когда-нибудь позже я обязательно расскажу вам какую-то историю, как у него получалось говорить всерьёз, а потом рассказывать историю в ответ на сложные вопросы.

Полина Колозариди


Я познакомился с Теодором в 2017 году, когда поступил в Шанинку (Московскую высшую школа социальных и экономических наук) и начал работать в ПостНауке. Теодор тогда сразу отказался рассказывать про крестьяноведение в формате 10–15-минутных просветительских роликов: считал, что ничего стоящего так рассказать нельзя. Однако он согласился, когда я предложил ему рассказать историю создания Шанинки. В результате ролик был опубликован, когда университет лишили госаккредитации.

Мне повезло беседовать с Теодором еще несколько раз. Рассказ о создании Шанинки, а также его автобиография, записанная Александром Архангельским, произвели на меня неизгладимое впечатление.

В российской университетской среде не так много role models — бескомпромиссных людей с безупречной репутацией, Теодор был и останется для меня именно таким человеком.

Он представлял «третий» путь для российских университетов. Любил повторять, что при создании Шанинки его задача состояла не в том, чтобы попросту сделать в России британский университет, а в том, чтобы создать такое место, где самые удачные практики российских/постсоветских и британских университетов гармонично сосуществуют, соответствуя локальному контексту. Эта идея остается ценной в эпоху, когда вся университетская жизнь в России подчинена стремлению войти в международные рейтинги, а любые нововведения обосновываются через американскую или европейскую практику.

Вся эта конструкция базировалась на академической свободе — не на том формальном и ограниченном образце свободы, который нам сейчас пытаются навязать, а на реальной атмосфере свободы, которая до сих пор царит в аудиториях Шанинки и особенно — в ее легендарной библиотеке. Ее посещение — эзотерический опыт для многих выпускников университета.

Для многих из нас это был первый или даже единственный опыт присутствия в свободном университете, который ставит на первое место студентов и исследователей.

Во времена компромиссов, лицемерия и двойных стандартов искренность и открытость Теодора поражала. Студенты, преподаватели и выпускники относились к нему как к старому другу и обращались к нему на «ты». Я не могу представить, чтобы Теодор назвал своих студентов «заговорщиками». Когда в Шанинке появилась инициативная группа студентов, которая пыталась защитить университет, после того как у него отняли аккредитацию, Теодор встречался с нами, спрашивал о том, как нам помочь, и рассказывал, как в 1968 году, будучи преподавателем в Бирмингеме, защищал протестующих студентов:

Теодор — человек, который смог создать университет в России 1990-х, ни разу не поступившись своими принципами, без уступок и компромиссов. История новой университетской автономии в России, если такая история произойдет и будет написана, будет начинаться с рассказа о том, как Теодор со второй попытки и всем назло все же смог основать «Московскую школу» (он называл наш университет именно так).

Сам Теодор был против названия «Шанинка». Он создавал университет не для того, чтобы увековечить свое имя, это не был его «личный проект». Так университет прозвали студенты и выпускники, и в какой-то момент Теодор, видимо, устал с ними спорить (хотя не переставал об этом напоминать). Он не держался за должность ректора и ушел с нее в 2007 году.

Спасибо за все, что ты сделал для нас.

R. I. P.

Твой студент
Армен Арамян


первую церемонию вручения дипломов, на которой я побывала, Теодор завершил словами "а еще я хотел бы вас всех обнять". я тогда очень удивилась его силе, обаянию, чуткости и доброте. через какое-то время я удивилась еще больше, когда он пригласил меня к себе в кабинет, чтобы познакомиться. оказывается, он всегда так делал. Теодор спрашивал меня о том, что я люблю, о моей семье, о моей работе в Шанинке. и весь разговор я думала, ну как же от одного человека может быть так тепло. я впервые в жизни видела такую неординарность и величие. да, Теодор был великим, и работать с ним в одной школе это большое счастье. и большое горе узнать, что с нами его больше нет.

а еще я хотела бы нас всех обнять.

Варвара Аралова


Умер наш учитель, основатель Московско-Британской Высшей Школы Социальных и Экономических наук (МВСШЭН), которую все в народе называли Шанинкой.

В Шанинке я училась в переходный период с 1999 по 2000, на рубеже миллениума, это было второе образование и оно радикально изменило мою жизнь. Это был космос, нам читали лучшие, мы были группой запуска факультета Менеджмента в сфере культуры, первым потоком, все были напряжены, никто не знал, что же будет в итоге. В итоге мы вышли из института другими людьми.

Шанинка в масштабах нашей необъятной страны - микроскопическая лаборатория новых кадров, мы очень страдали выпадая из годового рая в реальный мир, но мы все, до сих пор благодарим наш гуманитарный Хоггвартс за самое лучше образование.

К Шанину мы все обращались по имени - Теодор, больше ни к кому, ко всем остальным по имени-отчеству, эта было заметно, и учителя понимали этот перекос, пытались быть более демократичными и настаивать на обращении по имени, но мы не могли преодолеть культурный барьер, а с Шаниным это получалось легко...

Однажды мы готовили какой-то капустник к Дню Святого Валентина и я попросила у него его любимую цитату о любви, он написал ее на бумажке, это были строчки Маяковского:

«Он» и «она» баллада моя.
Не страшно нов я.
Страшно то,
что «он» — это я
и то, что «она» —
моя.

Мне кажется Шанин умер не из-за возраста, он был абсолютно великий человек, мне хочется верить, что он умер от разочарования, мы все не очень постарались чтобы изменить мир к лучшему, а он очень этого хотел, иначе не создал бы такую школу.

Покойся с миром любимый Теодор, мы всегда тебя будем помнить!

Наиля Аллахвердиева



Теодор Шанин. Это был без всякого преувеличения великий человек. Ощущали это, наверное, все, кто знали его хотя бы немного. Поразительное сочетание его обаяния, глубокого внутреннего достоинства и в тоже время демократизма сложно описать. А ещё, я сейчас вспомнил, что несмотря на его целеустремлённость и отвагу, несколько раз видел, как Теодор при публике не мог сдержать слез. Но мне кажется важным то, в какой момент это происходило - каждый раз дело касалось человеческой несправедливости к другим. И это, мне кажется, очень про Теодора. Светлая ему память.

Артем Кравченко

— Что это за девочка? — спрашивает зам. министра.
— Да она в Шанинке училась...

«Мы в Шанинке не учились» — говорят коллеги, когда сердиты за что-то сложное, новое или амбивалентное.

«Что вы такие умные, Шанинку что ли закончили?» — юморит Задорнов.

Но, пожалуй, для Теодора самым сильным словом, выражающим всё самое важное в людях, его школе, выпускниках, в целом мире, было слово «красиво». Красиво как связь этики и эстетики. Красиво — это и красота души, и ум, и справедливость, и отвага. И если он мог что-то осудить, то, наверное, самое сильное, что он бы сказал или подумал — «это некрасиво».

Сегодня мы прощаемся с ним. Теодор Шанин больше не точка на карте. Теперь он — Архипелаг Теодор. Архипелаг, в котором все мы.

Юлия Глазырина


В 2015 году я модерировал первые Гефтеровские чтения, которые проходили в рамках ежегодной научной конференции Шанинки. Все это было совсем недавно, всего пять лет назад. Возможно, Шанин был последним из тех выдающихся людей, которые для нас связали несколько исторических эпох.

Александр Морозов

Теодор однажды пришел на рефлексивный семинар, который мы вместе с ним собирались вести. На основе его личной истории планировалась коллективная рефлексивная работа по интерпретации и жизненным выборам. Теодор рассказал нам о своей жизни и мы приступили к аналитической части. Он молчал и слушал, пока шла работа. Потом в какой-то момент мы увлеклись и начали спорить, перебивая друг друга. Я очень волновался насчет времени и старался гнуть свою линию, чтобы реализовать свой замысел семинара, ребята отстаивали свои идеи. Теодор молча слушал, а потом положил этому конец, сказав очень по-своему, но так, что мы вдруг все осознали смысл -"на том что происходит рефлексивную работу можно считать оконченной". И вдруг стало стыдно.

Мы договорились, что я зайду к нему "когда страсти утихнут". В общем, недели через две я сидел в его кабинете на шестом этаже и мы говорили. Обсуждали самые разные вещи - от манеры дискуссий в британском парламенте и методов работы российских телеведущих, до его личной истории исключения из партии. И в итоге получалась особая рефлексивная работа над нашим семинаром. В привычном своем стиле Теодор выразил общий итог нашей рефлексии афористично. "Вежливость, это орудие познания!" Сказал он. Это очень хорошо обобщило наш разговор о том, как спор может и должен быть орудием достижения согласия в новом знании об устройстве реальности. И еще он хитро прищурившись сказал фразу, которая завершила нашу беседу о семинаре - "Если бы я тут всем управлял, я бы сказал - запретить! Хотя я не люблю запрещать. Но раз ты понимаешь и признаешь, что был неправ, то все в порядке. И мы друзья, даже еще лучше, чем раньше. Тебе надо сделать семинар на эту тему. Но не делай сразу. И когда сделаешь, позови меня".

Это было в конце 2019 года. Позвать Теодора я уже не успею. Однако, мне кажется, все что я сейчас делаю в обучении людей работе с мышлением и есть работа над таким семинаром. И Теодор, конечно же, всегда присутствует на нем.

Денис Греков


Теодор был тем человеком, слушая которого я видела, как передо мной оживает ХХ век. Думаю, что и самая важная память о нем - это живая память - усилия и бесстрашие тех, кто знает его или о нем, в любых окружающих нас условиях.

Варвара Склез

Учиться в Шанинке