Шанинка — это звонок от Спилберга, после которого твоя жизнь изменится колоссально

— Самолет только сел, мы включаем телефоны, и мне тут же приходит сообщение, что я выиграл грант. Я не мог нормально радоваться, потому что сидел в самолете, пристегнутый и в маске. И я просто заплакал. Маше пришло сообщение, что она не прошла по баллам и не может претендовать на грант, но предложили учиться платно. Когда мы уже заполняли реквизиты для платежа, Маше позвонили и сказали, что она все же получает грант. Это было уже совершенно невероятно!
Артем Свиряков
Летом 2021 года Артем и Мария Свиряковы выиграли грант фонда Михаила Прохорова, поступили на шанинскую магистерскую программу Cultural Management. Управление проектами и переехали из Новосибирска в Москву, чтобы учиться в Шанинке. Мы поговорили с ними о том, что привело их в Шанинку, как выглядит креативная индустрия с творческой колокольни и почему важно идти разными путями — вместе.

Звонок от Спилберга

Мария: Я отучилась на актрису драматического театра и кино. Это мое первое образование. После выпуска 4 года проработала в драматическом театре, а на второй год встретила Артема. У него к тому времени уже была своя некоммерческая организация. Для меня это было совершенно пустым звуком, я не знала, что это такое, чем они занимаются. Он работал над театральным семейным проектом «Детки и предки» и пригласил меня на один из спектаклей. Я пришла и стала спрашивать — подожди, а что это за проект? Как это устроено? На какие деньги вы ставите спектакль? Как платите артистам? Где эти спектакли будут идти потом? Артем познакомил меня с огромным миром под названием социокультурная деятельность. И я, параллельно работая в театре, стала помогать ему, участвовать в проектах, узнавать, что такое социокультурное проектирование и некоммерческие организации. В течение трех лет мы сделали еще несколько проектов, которые подарили нам колоссальный опыт и закалку.

Два года назад Артем мне рассказал, что хочет поступить в Шанинку. Для меня это было неизвестное слово. Что это такое? Артем рассказал, что это институт в Москве и описать его прелесть и масштаб поступления туда простыми словами невозможно.

Представь, сказал он, что ты встретила на улице Спилберга, он предложил главную роль в его картине, и тебе просто нужно исполнять эту роль. А после этой роли тебя ждет успех, ты вытянула счастливый билет. Шанинка — это тот самый звонок от Спилберга, после которого твоя жизнь изменится колоссально.

Я задумалась, стала узнавать, что такое Шанинка, как там люди учатся, что там за педагоги, что нужно знать, чтобы туда поступить. Я понимала, что в отношении социокультурной деятельности я дилетант, занимаюсь проектами как слепой котенок — бросаюсь во что-то, а потом начинаю грести лапками. Естественно, мне не хотелось быть просто девочкой с улицы, которая решила что-то организовать, я хочу быть профессионалом. Именно это желание заставило меня сделать огромное усилие и подготовиться к поступлению.

Обучение в театральном институте совсем другое. Там мы никогда не сталкивались с понятиями диплом и диссертация. Дипломной работой для нас был спектакль. Мы также сдавали экзамены и по теоретическим предметам, но они все равно так или иначе были переплетены с какой-то творческой составляющей. Поэтому Шанинка для меня — абсолютно новый мир. Это правда билет в какую-то незнакомую страну и после этого путешествия, я надеюсь, моя жизнь изменится в корне.

Артем: Я тоже окончил театральный институт, 13 лет работал в театре в Новосибирске. Дослужился до артиста высшей категории, а дальше никаких перспектив не было. Смысла дальше работать я не видел. Вступил в Союз театральных деятелей, создавал и организовывал мероприятия, шоу-программы. Потом решил поучиться продюсированию в ГИТИСе, но театральное продюсирование мне не понравилось, зато понравилась экономика, что странно для актера, который в школе знал математику на три (смеется). Поступил на MBA «Управление бизнесом в условиях изменений», чтобы структурировать свои знания. Потом закончил магистратуру по мировой экономике. Математика для меня до сих пор, правда, страх и ненависть, это сложно.

Однажды в случайной беседе я сказал, что у меня есть книга Хокинга «Креативная экономика», которая меня очень заинтересовала. И мой собеседник говорит: «Тебе нравится креативная экономика? Тогда тебе нужно в Шанинку!» Куда? Что? Он рассказал мне про этот университет. Я облазил весь сайт Шанинки. Потом приехал в Москву, в РАНХиГС, посидел в библиотеке, купил там штук шесть книг в маленькой книжной лавочке. Потом мы с Машей решили поступать. Мы поставили себе задачу — и началось все на свете: мы выиграли 4 гранта в моей НКО, наступил ковид, мы в условиях ковида работали по этим 4 грантам, мне вручили ключи от нашей новой квартиры, стали делать ремонт, заболели ковидом, Маша сдавала на права, потом праздновали свадьбу и после свадьбы плотно сели готовится к поступлению. Мы поставили все на кон, чтобы воплотить свою мечту. Мне было очень приятно, когда получилось это сделать. Это были, наверное, два самых счастливых момента. Мы прилетели в аэропорт в Москву, просто в никуда, даже еще не знали, поступили мы или нет, но уже сняли квартиру на несколько месяцев.

Мария: Мы решили, что если поступим — отлично, один из пунктов нашей мечты сбылся. Не поступим — ничего, поживем пару месяцев в Москве.

Артем: Самолет только сел, мы включаем телефоны, и мне тут же приходит сообщение, что я прошел конкурс, выиграл грант и зачислен с оплатой обучения. Я не мог нормально радоваться, потому что сидел в самолете, пристегнутый и в маске. И я просто заплакал.

Маше пришло сообщение, что она не прошла по баллам и не может претендовать на грант, но ей предложили платную основу. Мы решили, что Маша все равно будет учиться и мы будем платить. И вот когда мы уже заполняли все реквизиты, Маше позвонили и сказали, что она все же получает грант. Это было уже совершенно невероятно!

Мария: Я уже была готова произвести первую оплату обучения, заполняла реквизиты за компьютером, а телефон оставила в другой комнате. Артем видит, что мне звонят, подносит к моему уху телефон, и Дарья из приемной комиссии мне говорит: «Мария, вы, наверное, очень обрадуетесь тому, что я сейчас скажу». У меня начинают трястись руки. А она говорит: «Один из грантополучателей отказался от гранта, а вы следующая по баллам, поэтому этот грант достается вам».

Артем: Мы не считаем себя самыми умными, мы уже убедились, что в Шанинке есть по-настоящему умные люди. Просто нам немножко повезло и мы все-таки серьезно постарались.

Творческая колокольня

Артем: Мне хочется, чтобы в Шанинке меня научили уходить от стереотипов. Я сталкиваюсь с ними, когда сотрудничаю с правительством, местными властями, на модных форумах для НКО. Я смотрю с творческой колокольни, вижу, как по-настоящему устроен креатив и часто не согласен с высказываниями о том, как должна работать эта индустрия. Люди, которые по-новому рассуждают о креативной деятельности, в Шанинке есть, к ним я хочу прислушаться.

Кроме того, я хочу посмотреть снаружи на свою страну и общество, на то, как выглядит со стороны наша социокультурная деятельность, и как эта индустрия работает в других странах. Мне кажется, благодаря такому сравнительному анализу может родиться что-то серьезное.

Мария: Я работала актрисой и знаю, как живут актеры, о чем они думают, как они хотят жить — и как жить не могут. Мы с Артемом часто обсуждаем, как в нашем государстве творческим людям не просто выживать, а реализовывать свой творческий продукт, выражать себя и при этом хорошо зарабатывать на жизнь. Быть не просто пресмыкающимся и хвататься за любую халтуру, а понимать, что будет актуально, как в этой системе вариться. В институте нас этому не учат, и после выпуска очень сложно устроиться работать именно туда, куда хочется. Даже если ты устраиваешься в театр мечты, то приходится долго ждать, когда придет тот самый режиссер, заметит тебя и, возможно, даст роль мечты, от которой изменится твоя жизнь — ты станешь успешным, знаменитым, у тебя будут средства. Часто такого не происходит. Мне очень хочется понять, почему все так устроено, и как я могу помочь творческим людям с этой проблемой справляться.

Артем: У меня была еще одна идея, с которой все началось. Я понял, что ученых, которые пытаются понять творчество, очень много, а творческих людей, которые пытаются понять, как устроена экономика, социология, политика, право, я практически не встречал. Мы с Машей на своем примере пытаемся показать, что если творческие люди начнут с другой стороны смотреть на мир, где они живут, возможно, именно они дадут импульс, который поможет нам разгадать самый главный вопрос — как заработать на творчестве.


Первый день в Шанинке

Артем: Помню встречу для всех студентов. Голова от нее сразу пошла кругом. Мы с Машей попали в разные группы. Нам хочется в Шанинке захватить и узнать как можно больше, потому мы не идем одним путем. И когда на распределении по группам нам сказали взять ниточку, то Мария взяла одну, а я намеренно другую.

Мария: Нет, подожди, это ты первый взял ниточку, а я специально другую! (смеются)

Артем: Мы попали в разные группы и что в одной, что в другой слышали слова о том, что мы здесь, для того чтобы открыто говорить. Это мысль, которую я очень ждал и шел к ней. И вот я наконец попал в среду, где я могу говорить и меня поймут.

Мария: Да, это перманентное впечатление моего пребывания в Шанинке. Педагоги никогда не говорят — ты не прав, они всегда, даже если ты задаешь глупый вопрос, так развернут тему, что оставят тебе почву для размышлений. И ты думаешь: «Значит, я не такой уж и глупый». Я переживала, что приду в Шанинку слушать лекции, и они будут на непонятном мне языке, я не буду знать терминов. Но здесь все так доступно объясняется, что даже я со своим театральным образованием понимаю то, что нужно. У меня, может быть, недостаточно бэкграунда в каких-то областях знания, но при этом я могу понимать и рассуждать на эту тему.

Артем: Перед нами выступал ректор, и так приятно было понимать, что человек в совершенстве владеет несколькими языками, у него хороший юмор, большой багаж академических знаний, он прошел через многое, как и Школа. Мы знаем прецеденты с попытками ее закрыть, но она выстояла и высоко держит голову. Это заставляет сильно уважать это место и радоваться, что ты здесь находишься.


Будущее

Мария: У нас есть грандиозный план. Мы хотим написать исследовательскую работу — сделать большое исследование. У нас уже есть вектор, не знаю, насколько он реализуем, но мы об этом думаем. После выпуска из Шанинки нам хочется получить еще и зарубежное образование.

Артем: Так как я параллельно еще учусь продюсированию в Академии Михалкова, мне кажется, что развиваться можно в поле продюсирования социокультурных проектов, связанных с производством кино или аудиовизуального контента.

Мы заканчиваем лекцию с Зориным в Шанинке, и на следующий день я прихожу в академию — и мне рассказывают то же самое, но с другой стороны. Я начинаю понимать, что и творчество, и наука говорят примерно на одном языке. Мне кажется, что соединение векторов управления и продюсирования, программирование каких-то зарождающихся трендов с учетом международного опыта — это то, что необходимо и сибирскому региону, и России.

Вас могут заинтересовать программы:

679
Поделиться: