Дмитрий Дождев ― о том, чему и как нужно учиться, чтобы стать хорошим юристом

В Шанинке на факультете права открылась новая программа бакалавриата ― «Европейская традиция частного права». Мы поговорили с Дмитрием Дождевым, руководителем программы и деканом факультета, о том, чему и как нужно учиться, чтобы стать хорошим юристом, зачем нужно разбираться в римском праве, и почему не стоит ждать, что новые Ломоносовы появятся сами по себе.


Дождев.jpg

 ― Какие проблемы в сфере юридического образовании есть сейчас?

Одна из главных проблем ― бюрократизация, бешеное давление формальных аспектов. Например, все сложнее проходить аккредитацию программ ― нужно готовить огромное количество бумаг. В такой ситуации гибкость и подвижность теряется, и заниматься непосредственно образованием становится крайне сложно. Тем не менее, сейчас в этом поле существует прогрессивное, хорошее образование. Постоянный контакт с развитым миром привел к тому, что мы почти вышли на тот уровень, где нормальные люди находились 25 лет назад. 

Юриспруденция ― очень старая дисциплина, и она научилась решать любые мыслимые практические задачи. Проблема в том, что нам не хватает подготовленных специалистов: 68% судей получили заочное образование, и они ― выходцы из судебного аппарата, а не из академической или даже практической среды. За последние 20 лет это стало нормой. Людям, не получившим юридического образования, каждая проблема кажется новой ― они не знают, как ее решать и ждут, когда им подскажут. Эти подсказки создают определенную практику, на которую, к сожалению, смотрят преподаватели вузов и затем подают ее на занятиях как тенденцию. Есть юристы, не понимающие право, которые считают, что юриспруденция ― это загадка, подвох, нюанс, который они сами же, как правило, и придумали. Право становится заповедным знанием. Это знание и передают, говоря, что мы знаем, как все работает на практике. Но законно только то, чему вас и всех других учат в вузе. Все остальное ― обман, связанный с невежеством. 

Например, может ли заказчик своими силами устранить недостатки подрядных работ? Если вы пойдете в любую фирму, вам скажут: «Нет, не может, если специально не оговорил это в договоре». Это ложь. Ничего оговаривать не надо. Более того, составить такой договор практически невозможно. Но суды и первые инстанции приучили нас к тому, что так нельзя, и чтобы добиться верного решения, вам придется идти в апелляцию. В результате вы потратите на защиту не три месяца, а полгода ― а это нагрузка на ваш бизнес. Таких примеров огромное количество. 

Если вы выучили систему, к необозримому множеству практических вопросов вы приближаетесь, уже зная решение. Если же учебы у вас за плечами нет, то вопросов, которые вы не можете решить, будет так много, что вы потонете и никогда с ними не справитесь.

Путь один: надо идти в хороший вуз и превращаться в нормального специалиста. Стране нужны десятки тысяч хороших юристов.

Нехватка специалистов приводит к большим затратам ― вас все время водят за нос, выдумывают проблемы, которых нет, вы тратитесь на их решение и вдобавок создаете нагрузку на судебную систему.

Чему и где нужно учиться, если хочешь стать хорошим юристом?

Заниматься тем, что предлагает практика ― нельзя. Надо научиться простым вещам. Сделать это можно довольно быстро, если вас учит подготовленный преподаватель. В Шанинке мы собрали именно таких специалистов, продумали, чему учить и как. Наш опыт показывает, что даже неподготовленный человек после прохождения двух лет нашей магистратуры преображается и начинает мыслить по-человечески, то есть по-юридически. Но поскольку наставить и выправить за два года уже сложившегося человека сложно, мы задумали свой бакалавриат, где мы будем готовить знатоков, которые станут в будущем нашими образованными собеседниками. Образованный человек необразованного убеждает за пять минут ― диалог просто строится в одну сторону: один слушает, другой говорит. Получается, если вы хотите узнать что-то, надо идти к образованным. 

Либо вы всегда будете слушать, что говорят другие, либо будут слушать вас. Мы хотим, чтобы наших выпускников слушали.

Что обязательно изучается на шанинском факультете права?

Римское право. Систему права придумали в древнем Риме  и придумали единожды. Сегодня она распространена повсеместно. Есть правопорядки, где никакой системы нет в принципе, а есть правопорядки, где ее еще нет, они только учатся ― например, в Китае. Пройдет еще лет двести, и у них тоже все заработает. Там, где система существует ― она римская. Если посмотреть на ведущие кодексы гражданского права, станет понятно, что структура везде разная, а система все равно одна. Поэтому изучение римского права ― самый простой и самый надежный путь к юридическому образованию.

Так получилось, что его мало кому по силам преподавать. В Австрии и Бельгии, например, есть, кому, а во Франции нет. Французы понесли невосполнимые потери с последней реформой кодекса ― теперь они просто провинциальная традиция. Россия в этом смысле идет в очень правильном направлении ― наша система совершенствуется и усложняется. 

Почему юристам важно уметь читать и разбирать тексты?

Погрузиться в тексты нужно потому, что знание у нас книжное ― другого пока нет, не выработалось. Чтобы научиться самому находить ответы, нужно овладеть методом, а метод получают через книжки. Важных книг в этой области очень много, и нужно прожить лет 20, чтобы прочитать заметную часть, погрузиться в предмет и начать самому что-то соображать. Это дорого и сегодня себе такое может позволить не каждый. Вся надежда на то, что тот, кто эту работу уже сделал, сможет научить других учиться. Тогда можно научиться многому за четыре года и следующие 20 лет провести с большей пользой, чем тот, кто сам этот путь прошел без такого руководства и подготовки.

За четыре года бакалавриата наши студенты прочитают ключевые книжки. Это небольшая часть необходимого корпуса текстов, но книги подобраны тщательно, и мы надеемся, что наши студенты к 3-4 курсу научатся читать сами, и тогда можно будет дать им выбор, что читать.

За пару лет магистратуры они станут знатоками вопроса. Такое обычно происходит с выпускниками магистратуры только в том случае, если они страшным усилием и страшными жертвами (надо же еще и себя содержать) живут потом еще лет десять в таком режиме учебы. Я исхожу из того, что наш выпускник уже будет таким человеком. Он сэкономит много времени и вопрос, в котором он разберется, будет не таким узким. Есть примеры перед глазами ― успешные карьеры людей, которые так учились. Они оказывались на ключевой позиции в Верховном суде с большой пользой для всего нашего общества. Такие люди сделали для страны больше, чем целая коллегия. Мы хотим именно этого.

Кем будут работать выпускники факультета права?

Уже во время учебы они успеют опубликоваться ― и не раз. Их будет видно, слышно, их будут знать и приглашать везде. На них начнут охоту госорганизации ― например, Верховный суд может дать человеку 12 миллионов на квартиру и попросить пойти к ним на работу. Это известный случай. Правда, это случилось уже после защиты кандидатской, то есть человек десять лет учился. Другой вариант ― юридические фирмы, которые готовы за таких людей очень дорого платить. Можно консультировать и продолжать заниматься академической работой, преподавать. Профессионалы ценят это академическое знание и как спортсмены не могут не тренироваться. Хорошо известен Дмитрий Иванович Степанов ― он очень успешно работал у Егорова, Пугинского, Афанасьева и партнеров, а потом все бросил и поехал учиться в Гарвард за свой счет, задержался там, прошел две магистратуры. Теперь он преподает в РШЧП, но все равно остался партнером в  юрфирме. Люди на определенном уровне начинают понимать, что преподавать ― это обязательно, это и есть интеллектуальная жизнь, и это нормально. Практика ― жизнь скучная и очень тоскливая, лишенная интеллектуального драйва. Чтобы иметь успех в практике, достаточно три года поучиться в хорошем вузе до момента, когда ты нашел эту работу и перестал этим интересоваться. И это тоже нормально. Но юриспруденция ― это научная дисциплина, это не просто техника. И даже в практике ты сможешь гораздо лучше ориентироваться, если будешь подготовлен научным образом ― и трех лет для этого недостаточно.

Как повлияет это новое поколение юристов, ваших выпускников, на сферу права в России?

Россия ― маленькая страна. Образованных людей в каждой области ― всегда пять человек максимум. Но нужно, чтобы эти люди появлялись и были. Мы привыкли к тому, что страна большая, и они там откуда-то из Холмогоров хоть пешком, но приходят, успевают подхватить флаг, и когда все вокруг умерли, они остаются. Нельзя же вот так на это рассчитывать! Я понимаю, что благодаря интернету можно никуда теперь из Холмогор не выходить ― но в сети нет учителей. А научных центров у нас очень мало, они не поддерживались последние 30 лет и не воспроизводились. Глядя в ближайшее будущее, я не могу не озаботиться тем, чтобы не воспитать еще учеников, потому что очень хочется иметь собеседников через 10 или 20 лет. Иначе их просто не будет, им неоткуда будет взяться. Мы, создавая эти программы, условно говоря, занимаемся “инфраструктурой”, делаем дороги и газопроводы. Пройдет время и окажется, что мы выстроили себе основания для роста. 

Вас могут заинтересовать программы

2046
Поделиться: