NEW! Студенческий совет Шанинки: «Иерархия не нужна»

21.12.2017

26 ноября 2017 года у бакалавров Шанинки появился свой Студсовет. Причем за его создание выступило не 146%, а 100% проголосовавших студентов. О его создании, миссии и принципах рассказывает Вера Горбатенко — руководитель отдела Minor Administration и один из идейных вдохновителей организации, которая изменит все.

Студсовет Шанинки.png


Создание: Ποίησισ

— До недавнего времени существовал только Консультативный совет магистров МВШСЭН. Ваша инициативная группа решила, что пришло время создать собственную организацию, которая представляла бы интересы бакалавров. Как вы пришли к идее создания Студсовета?

Мои соратники и я учимся на 3 курсе программы «Мировая политика», ее второй набор. В какой-то момент мы поняли, что мы, как студенты, должны сами заниматься идентичностью студентов Шанинки. Нам хотелось бы создать удобное пространство академической среды, что подходит университету. Для нас Шанинка — уникальное место, потому что это учебное заведение снимает с глаз пелену догматизма.

Когда накапливаются мелкие проблемы нужно иметь канал выражения своего недовольства. Импульсом стала новость о том, что нашего одногруппника хотят исключить. Там была сложная и неоднозначная ситуация и мы поняли, что должны действовать. Мы решили написать петицию.

И мы поняли, что именно такая модель воздействия на внешнюю среду имеет силу и вес. В петиции был изложен ряд нарушений, с которыми проводилась комиссия, и манифестирована солидарность студенческого сообщества. Эта петиция стала общим волеизъявлением и выражением того, что мы не согласны.

Когда мы объединяемся, сплочены общей идеей, адекватно и этично формулируем свое мнение, мы можем добиться результата.

При содействии руководителя нашей программы Василия Жаркова и благодаря здравомыслящим представителям администрации мы спасли нашего одногруппника. Он был допущен к пересдаче и благополучно все пересдал. А за него стоило побороться, потому что это студент с потрясающей успеваемостью, а его эссе высоко оценивают в Манчестере. Ситуация конструктивно разрешилась и стала для нас бесценным опытом.

Затем мы начали непосредственно заниматься самим проектом Студсовета. При этом мы сознательно дистанцировались от идеи иерархии власти в его структуре.

В формате небольшой организации с небольшим количеством людей она неэффективна. Сейчас в Студсовет входит 5 человек, при этом у нас четыре отдела: Media, Representatives, Study Support и Minor Administration. Отдел Media делится на две части: внутренние и внешние медиа. Он же заведует группой в ВК.

И да, так получилось, что мы все из одной учебной группы.

— А насколько релевантным может быть Студсовет, в котором нет представителей других курсов или других групп?

На данный момент важно понимать, что мы инициативная группа. Мы не узурпаторы власти и мы не те, кто хочет просуществовать в качестве руководителей до конца нашего обучения. Когда закончится процесс ратификации Студсовета и его устава, мы устроим выборы. Ответить, когда конкретно это будет, мы пока не можем.

Процесс легитимизации идет постепенно. 26 ноября мы провели референдум и подтвердили отделение Студсовета бакалавров от Консультативного совета магистров. Но предстоит еще юридическое оформление на уровне вуза.

Голосование Шанинка.jpg

— Кто может стать членом Студсовета?

Согласно нашему проекту, бакалавры организуются в Объединения: менеджеров, политологов, социологов и психологов. Из Объединений избираются по 5 представителей, от каждой программы. Они занимают места в каждом из отделов. Таким образом, в каждый наш отдел входят представители всех программ. Студсовет целиком опирается на диалог с массовыми объединениями. Выставляй свою кандидатуру, презентуй программу и — если ее поддерживают другие студенты — ты член Студсовета. Никаких игр в активизм и несколько ступеней волонтерства.

Ситуация, когда, чтобы попасть в Студсовет, нужно пройти 9 кругов ада, — это чушь.

Не было мысли сделать Студсовет элитарным органом. Наш Студсовет — скорее профсоюз. Однако не стоит понимать это буквально. Мы хотим создать эффективную представительную структуру с юридическими правами. Такая структура могла бы заниматься не только внеучебной деятельностью, но и защитой прав студентов.

— Своеобразная репрезентативная демократия.

Надоело постоянно читать о демократии и ощущать себя вне демократического процесса. С помощью учреждаемой нами структуры хочется попытаться организовать все максимально правильно, максимально институционально.

— Сложилось ощущение, что во время подготовки к референдуму, у вас была риторика борьбы и подчеркнутое отстраивание «бренда»: мы не магистры, мы не ИОН РАНХиГС. Словно кто-то реально говорил: «нет, оставайтесь с нами!». Не было ли это борьбой с ветряными мельницами?

Нет, к нам никто не приходил и не старался нас удержать. Хочется, чтобы о Шанинке знало как можно больше людей, потому что это учебное заведение того стоит. Мы хотели подчеркнуть кто мы. Возможно, это академический патриотизм.

Апеллируя к риторике отстраивания и идентификации, мы в том числе хотели решить наши рутинные текущие проблемы, которые иногда завязаны на администрации или других структурах. Если нас не слышат, нужно выстраивать свою политику.

Демократия: Δημοκρατία 

— Какую именно политику вы хотите выстроить?

Шанинка — это про науку. Мы, студенты Шанинки, хотим, чтобы Шанинка развивалась как научный бренд. Поэтому мы считаем, что академическое направление для внеучебной среды шанинского сообщества — самое верное. Одно дело, когда человек сам ищет возможность и участвует в конференциях, другое — когда это организовано и всегда есть внутренняя база поддержки. По сути, мы за микс учебной и внеучебной среды. Вместе с тем в наших планах создание академической перемычки Шанинки с ИОНом РАНХиГС, что, безусловно, принесет пользу всем.

Шанинка библиотека.jpg

— Получается, что две основных линии вашей деятельности — это защита прав студентов и научное направление. Или есть еще?

Все верно, их две. Но есть, например, отдел Study Support, который помогает реализоваться студентам в стенах Шанинки и за ее пределами. Отдел занимается агрегированием интересов студентов и непосредственно общается с ними по насущными темам.

Мы объясняем студентам, что есть принцип субсидиарности. Согласно этому принципу, проблемы нужно решать на своем непосредственном уровне.

Нужно отвыкать от привычки идти жаловаться к царю-батюшке, а выстраивать диалог непосредственно с преподавателем или представителем конкретного отдела. И у ребят получается. Так, наши первокурсники одной из групп урегулировали проблему с преподаванием английского языка, чему мы очень рады.

Многие ребята только пришли из школы и вдруг сразу оказались в бурлящей университетской среде. Они теряются. Мы можем показать пример и поделиться опытом общения в современной образовательной и профессиональной среде. Давая это, мы будем точно знать, что существуем не просто так.

— Мне всегда казалось, что Шанинка — это сообщество выпускников, преподавателей и тех, кто здесь учится. Вы рассматриваете это как ресурс для вашей деятельности? Как быть с магистрами?

Мы абсолютно открыты. Но.

Почему мы сознательно против объединения двух Студсоветов — магистерского и бакалаврского? Потому что интересы магистров и бакалавров диаметрально расходятся. Магистры — это взрослые и в большинстве своем личностно зрелые люди, которые живут в иной среде.

Если все смешать в одну кучу, работа просядет. Ни они ни мы не сможем прийти к единому решению в рамках того, чем будем заниматься. Взять хотя бы мероприятия или создание видеороликов. Но мы рады видеть магистров в качестве наших лекторов, менторов, тех, кто мог бы дать организационные советы. Например, именно магистры проводят всероссийскую конференцию «Векторы развития России». Что касается преподавателей — они не только источник нашего знания на парах и семинарах, но и помощники во внеучебной среде.

В Шанинке нет нарочитой апологетики тех, кто старше тебя или стоит выше на академической лестнице. Мы свободно и на равных общаемся с преподавателями, с руководителями программ, с тьюторами.

Сейчас у нас есть задумка сделать публичный лекторий на базе музея Анатолия Зверева, http://www.museum-az.com который находится на Маяковской. Будет здорово, если мы сможем приводить туда шанинских преподавателей. Круто, если к нам будут ходить и студенты других вузов.

То, что еще есть в наших планах, — создание мобильного приложения «Шанинка». С актуальным расписанием, успеваемостью, картой корпусов, дайджестом событий, пуш-уведомлениями и стильным дизайном.

История: ἱστορία

— Вера, расскажи о себе. Успеваешь ли ты сама совмещать учебу и общественную деятельность?

Я довольно неожиданно поступила в Шининку, т.к. изначально в планах был Военный университет. Но я не прошла профотбор, чему сейчас очень рада.

Мне позвонили из Шанинки и сказали, что есть программа «Мировая политика». Я решила съездить на День открытых дверей: три диплома, ежегодные стажировки, тьюторинг студентов — вау! В итоге я поступила в Шанинку. И даже с максимальной скидкой.

Первое что меня поразило — я не чувствую себя носимой ветром в поле. Все поменялось. На первой встрече нам раздали Справочники бакалавра и сказали, что если вы их не прочтете, то здесь не выживете. Еще мы сразу начали читать большое количество литературы на английском языке. С первого семестра 2 курса у нас появилась дисциплина, которая называется «Политэкономическая география», которая преподавалась только на английском. Это было обескураживающе, мы не ожидали такого натиска. Но, к счастью, постепенно привыкли и все выровнялось.

Студсовет Шанинки.jpg

На втором семестре нам преподавала потрясающая Кэрол Леонард. Она вела курс «Cultural Identity» — не каждый день есть возможность взглянуть на то, как живет русский человек, на русскую культуру и историю глазами иностранца. Далее курс продолжил Андрей Леонидович Зорин.

Ты понимаешь, что тебе открывают глаза. Тебе открывают истины, до которых бы ты сам бы никогда дошел. Это шокирует.

Обычно учишься и не понимаешь, что тебе на самом деле интересно. Ты немного здесь, немного там, а в итоге нигде и ни с кем. И вдруг ты начинаешь нащупывать почву, которая тебе по-настоящему интересна.

Я поняла, что мне очень интересен закат советской эпохи. Мне пришлось посмотреть огромное количество фильмов Перестройки. Особенно зацепил фильм «Дорогая Елена Сергеевна» Рязанова. В нем Рязанов открылся для меня совсем с другой стороны: это не фильм, под который крошатся салаты, это настоящий арт-хаус. Я увидела, сколь диаметрально отличаются поколение 70-х и 80-х. Generation gap выражается не только в одежде или манере речи, но и в том, как люди думают. И если был распад Союза, то на то были свои причины.

Сейчас я учусь на 3 курсе и понимаю, что пора думать о теме ВКР. И здесь у меня появилась новая академическая любовь — древнегреческая цивилизации. На меня огромное впечатление произвел Платон с его «Государством». Я захотела написать выпускную работу об античных идеалах политического устройства.

Конечно, увлечения нередко меняются. Но точно могу сказать, что через локусы всех моих исследований проходила и проходит одна важная нить — нить этики и морали. Сколь непредвзято я ни пытаюсь взглянуть на объект, в голове всегда стучит «что такое хорошо, а что такое плохо». Поэтому философия для меня — это учение не о том, как все получается, а о том, как все должно быть.

— Сложно сталкиваться с реальностью?

Сложно.

Я приехала в Москву из Брянска, а в Брянск — из небольшого областного города Унеча. Москва —она красавица, а в глубинке застой. Ты видишь колоссальный отток населения и не знаешь: смогут ли люди найти свое место? не маргинализируются ли, не потеряют ли себя? От этого становится не по себе.

Идея создать Студсовет есть реакция, проявление моего и нашего «хватит». Если мы сумеем с помощью него что-то изменить и воспитать, то мы достигнем своей цели. Как сказал, цитируя Джона Стюарта Милля, Василий Павлович Жарков:

«Демократия — не картошка. Она не растет, пока мы спим. Благо, молодые спят мало».

Спим мы мало. Мы работаем. Мы пытаемся консолидировать молодую шанинскую общественность. Привить понимание, что если вы лично не решите проблему, то другим на нее плевать. Нужно воспитывать в себе чувство «не все равно». Начинать бороться на своем собственном уровне.

— Как тебе дался переезд в Москву?

Вначале я 9 лет училась в Унече. Затем родители перевели меня в лицей в Брянске. В итоге, последние два года обучения я жила в пансионе при Брянском городском лицее №1 им. А.С. Пушкина. Поэтому переезд в Москву не стал для меня чем-то катастрофическим.

Еще я благодарна своей лицейской учительнице математики Валентине Михайловне Маликовой. Она научила меня справляться с трудностями — впоследствии их было немало. Я поступила в университет и поняла, что придется разрываться на все.

Но нужно уметь дожать. No pain, no gain.

Вера Горбатенко.jpg