Симпозиум "Пути России"-2014

Московская высшая школа социальных и экономических наук

Междисциплинарный академический центр социальных наук (Интерцентр)

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

XXI Международный симпозиум «Пути России»

«Новый старый порядок – вечное возвращение»?

21-22 марта 2014 года

DSC_7638-001.JPGМинувший год не только в России, но и в большой степени во всем мире продемонстрировал важную тенденцию, значение которой пока остается спорным, но, как представляется, скорее будет нарастать, чем ослабляться. В самом общем виде ее можно охарактеризовать как размывание, вплоть до полного исчезновения, перспективы будущего. Несомненно, социальная и политическая жизнь не останавливается, в ней происходит множество событий и вызревает множество процессов, в том числе и таких, которые окажутся в скором времени совершенно непредвиденными. Речь идет о другом, а именно, об исчезновении перспективы предвидимого, желаемого, так или иначе планируемого будущего, с которым соизмеряются идеологические конструкции, далеко идущие планы, социальные теории и практика.

РЕГИСТРАЦИЯ НА СИМПОЗИУМ

В этой ситуации одним из наиболее частых ответов на вызовы становится обращение к тому, что уже неоднократно встречалось в прошлом. В России это принимает форму идеологического консерватизма – но не в смысле консервации того, что есть сейчас, а в смысле более радикального консерватизма, пытающегося обнаружить в разных периодах российской истории более или менее надежные, проверенные способы осмысления ситуации и овладения ею. Есть и совершенно недвусмысленные попытки представить консерватизм как господствующую, одобренную государственной властью идеологию и способ самопрезентации России в международном сообществе. Однако дело не только в идеологии. Речь идет об укреплении и реставрации практик и институтов социального управления, политического и полицейского господства – в той мере, в какой современное понимается именно в качестве консервируемого и восстанавливаемого, а не того, что находится в процессе модернизации как приближения к некоторому образцу модерна. Складывается и активно внедряется через средства массовой информации язык социальных описаний, напоминающий о языке прошлых эпох.

Это многообразное обращение к прошлому как идеологический, культурный и политический феномен нуждается в теоретическом осмыслении. Мы исходим из того, что единого однородного и одинакового прошлого нет, оно является конструктом тех социальных процессов, которые происходят в настоящем. Образы прошлого, прошлое как модель оценивания настоящего и проектирования ближайшего будущего производятся разными социальными группами, накладываются один на другой, становятся предметом конкуренции, иногда – ожесточенных конфликтов. Это относится, в частности, и к современному национализму, ставшему – в виде достаточно сильно различающихся между собой течений и группировок – значительным фактором внутренней жизни страны, к попыткам возрождения архаических моральных систем и, разумеется, к широко и повсеместно практикуемой критике общественных устройств и культуры модерна. Необходимо отметить, что модернизация науки, техники, производства, здравоохранения, коммуникаций и транспорта не ставятся под сомнение. Мы имеем дело с феноменом, хорошо известным, по меньшей мере, с позапрошлого века и давшим любопытные результаты также и в двадцатом столетии. Если воспользоваться одной из полемических формул Юргена Хабермаса, речь идет о том, чтобы сказать «да» современному обществу, говоря одновременно «нет» современной культуре, в том числе, добавим, и культуре политической.

Несомненно, ничего невозможного или небывалого нет в ситуациях, когда именно культурно-политический консерватизм оказывается благотворным для модернизации других областей социальной жизни. Однако здесь нет и прямой связи, тем более в современном глобальном обществе. Точно так же нельзя не видеть, что к жизни отчасти возвращаются классические, но появляются также и совсем новые формы протеста и отрицания господствующего порядка, революционного и реформистского поведения. Правильно оценить их можно, во-первых, не забывая об образцах прошлого, которые в них реактуализируются, а во-вторых, принимая во внимание тот новый контекст – и местный, и глобальный – в котором они существуют.

Во всяком случае, социальные и гуманитарные науки в нашей стране получают много материала для осмысления происходящего и, возможно, переосмысления того прямодушного модернизационного порыва, которым отличались предшествующие десятилетия. Дискуссии на ежегодной конференции «Пути России» должны способствовать формированию новых подходов к тому, что, возможно, станет одним из продолжительных этапов нашей новейшей истории.

программа.jpg

На симпозиуме планируется работа секций и круглых столов



1.    «Как долго продлится «националистический поворот»?   Руководитель – Владимир Малахов vmalachov@yandex.ru

Политическая и интеллектуальная ситуация в современной России может быть описана как «националистический поворот». Хотя многие подчеркивают нетождественность национализма и патриотизма, предпочитая вести речь о «патриотическом повороте», в академической литературе это различение не считается аналитически значимым. Выбор лексики в данном случае имеет отношение скорее к идеологическим предпочтениям говорящего, чем к содержанию используемых им слов. Среди вопросов, которые организаторы секции намерены обсудить:

- чем обусловлен националистический/патриотический поворот в сегодняшней России

и как он соотносится политическими процессами в мире в целом и в Европе в частности?

- в какой мере теоретико-познавательная рамка национализма («национальное возрождение», «подъем национального самосознания», «пробуждение этнической идентичности» и т.д.) адекватна для описания этих процессов?


2.   «Социальные порядки: спонтанные, навязанные и рассказанные». Руководитель – Александр Филиппов (Центр фундаментальной социологии НИУ ВШЭ) filippovaf@gmail.com 

Возможность социального порядка как одна из ключевых тем теоретической социологии обсуждается постоянно и в разных контекстах. Речь идет, конечно, не о том, возможно ли вообще существование порядка, но лишь о том, при каких условиях возможно то, что уже есть. При этом одна из важных дихотомий нередко упускается из виду как раз потому, что лежит на поверхности, кажется слишком очевидной, чтобы посвящать ей теоретическое рассуждение. Это различение (идеально-типическое) порядка, возникающего словно бы из ничего, из хаоса, из взаимодействия дотоле автономных индивидов, и порядка уже существующего, к которому все остальные принуждены подсоединяться, в том числе понуждены и насильственно. Классическим образцом такого различения стал Томас Гоббс, которого совершенно неправильно понимали даже и в первую те, кто называл его подлинным отцом-основателем социологии. Гоббс различал государства по способу возникновения. Одни он называл «основанными на установлении» (“by institution”), а другие – «основанными на приобретении» (“by acquisition”). Те и другие в основании своем имеют общественный договор, говорил он, только предшествует ему в первом случае «война всех против всех», а во втором – такое же точно установление через договор, только свершившееся в далеком прошлом. В настоящем же одно государство присоединяет к себе другое, граждане которого самим фактом подчинения показывают, что принимают тот договор, который не заключали ни они сами, ни их предки, как «свой собственный», тот, в котором согласны участвовать и они. Это и есть навязанный порядок В сочинениях Макс Вебера понятие «навязанного порядка» (oktroyierte Ordnung) играет важную роль, хотя и не разворачивается в должной мере. Это не тот порядок, который постигается как возникающий, например, в результате того, что действующие начинают взаимно ориентировать друг на друга свои действия (”социальное отношение”). Это порядок, который уже есть, например, внутри закрытого отношения, внутри некоторого союза, где господство, правила членства и управленческий штаб. Недаром это рассуждение приводит его к важной концепции легитимного насилия. Социальная жизнь, говорят социологи и впоследствии, протекает внутри государств, где легитимное насилие и навязывание порядка играет ключевую роль. Что насилие и навязывание вовсе не обязательно должны быть государственными, социологи также знают достаточно хорошо, чему примером, скажем, социология Пьера Бурдье.

Между тем, набирающая все большее влияние социология повседневности и родственные ей дисциплины находят большие области социальной жизни, интересные именно тем, что порядок там снова и снова и возникает в процессе самих социальных взаимодействий, это живой, становящийся порядок in statu nascendi. Становлению отдается приоритет перед ставшим, и даже все крепкое и прочное оказывается поставленным под сомнение процедурами освоения, интерпретации и переинтерпретации. Навязанный порядок словно бы растворяется в стихии социальной жизни. Вероятно, было бы неразумно представлять этот взгляд как альтернативный теориям навязанного порядка. Речь идет именно о неизживаемой дихотомии, без которой вообще невозможна социальная наука. Куда более интересным оказывается вопрос, который мы ставим в этой связи: как устроено повествование о разных типах порядка? Какие словари используются для того, чтобы представить его в виде заново возникающего и всегда уже бывшего? Почему не всегда возможен (необходим и достаточен) язык прямых описаний, на котором насилие названо насилием, власть властью и порождающая стихия социальности – та конститутивная власть, которую, под влиянием Спинозы и Руссо, переоткрыли во времена Французской революции, – собственно «общей волей»?

Мы хотим посвятить работу нашей секции именно этим вопросам, в связи с теми общими положениями, которые высказаны в извещении об очередной конференции «Пути России». Старые новые порядки не просто «навязаны» или «приняты». Помимо них продолжают существовать порядки спонтанности, с которыми институциональные порядки вступают в столкновения. И для всего этого есть методы повествования. Наблюдение, описание, документирование, объяснение – все это способы рассказать о происходящем. Саморефлексия социальной науки требует здесь специальных усилий.


3.   Секция «Организационное развитие: технологические и знаниевые составляющие»

Ведущие:Евгений Моргунов (МВШСЭН), Вероника Кабалина (НИУ ВШЭ), Игорь Гурков (НИУ ВШЭ)

Понятие «развитие» в отношении организаций имеет несколько трактовок. С одной стороны, оно может интерпретироваться как процесс изменений с элементами роста и совершенствования; с второй стороны, как статическое состояние, достигнутое организацией на данный момент и позволяющее сравнивать данную организацию с другими. Третья трактовка организационного развития опирается на самоназвание одного из направлений управленческого консультирования, прошедшего пик своей популярности во второй половине прошлого века. Есть и четвертая менее известная трактовка указанного выше понятия. Она связана с выделившимися в последние годы попытками использовать для повышения эффективности организаций схемы, неплохо зарекомендовавшими себя в советский период, например, положения о премировании рационализаторской деятельности, процедуры соревнования между подразделениями, аналоги досок почета и т.д. Мы приглашаем к участию в секции как исследователей жизни организаций разной специализации, так и управленцев, желающих поделиться личным, профессиональным и исследовательским опытом участия в развитии отечественных и зарубежных организаций.

Направления для обсуждения:

  1. Тенденции развития организаций.
  2. Развитие организации и работника: есть ли противоречия.
  3. Обмен опытом в организациях.
  4. Организация: обучение на разных этапах жизненного цикла.
  5. HR-брендинг и развитие персонала.

Принимаются тезисы выступлений объемом 7 тыс.знаков по эл.почте morgunove@mail.ru

Предварительный список выступлений


4.    Секция «Национализмы Российской империи и ее соседей (XIXXX вв.)».  Руководитель – Андрей Тесля mestr81@gmail.com

В последние годы тематика национализма, прежде всего, так называемого нового «русского национализма» стала привлекать к себе все более широкое общественное внимание. В русском националистическом дискурсе используются язык и образы, отсылающие к дебатам XIX – начала XX века. В наши дни русский национализм заимствует из сформированных в тот период концепций как отдельные подходы, так и достаточно целостные идеологические комплексы. Однако и помимо этого обращение к истории националистических проектов и движений последних двух столетий значимо – поскольку они во многом определили ту «культурную(ые) карту(ы)», в рамках которой разворачиваются современные дебаты. Для понимания подобных проектов нам представляется плодотворным введение их в региональный контекст: с одной стороны, обращение к истории трансграничных национальных движений (в первую очередь польского, украинского), с другой – обращение к национальным движениям среди групп, которые определялись как «ядерные» для соответствующих империй (напр., мусульман/турок-османов в Османской империи).

Вопросы, которые планируется обсудить:

- активный и/или реактивный характер национальных движений
- преемственность/прерывность региональных национализмов
- соположение имперского/национального
- языки (само)описания национального и националистического
- конструирование прошлого
- типы и варианты взаимодействий национальных движений


5.   Секция «Свобода в современной России в контексте философско-гуманитарного знания».  Руководитель – Сергей Никольский (Институт философии Российской академии наук) s-nickolsky@yandex.ru 

Свобода как цель и ценность часто декларировалась в российском обществе как один из высших идеалов. Однако далеко не всегда этому идеалу следовали на практике. Свобода выносилась за скобки, когда она выступала в противоречие с намеченными целями материального развития, вступала в противоречие с интересами правящего слоя или механизмами управления. В определенной мере это имеет отношение к современной российской истории.

Влияет ли российская история (а если да, то каким образом) на тот ответ о свободе, который дают современное общество и государство? Какую роль в формулировании этого ответа играет отечественная культура? Если сегодня значимость свободы в глазах общества и государства не высока, то что может ее повысить? Какие социальные слои современного российского общества и в какой мере заинтересованы в свободе? Насколько значимы для повышения ценности свободы в глазах россиян процессы, которые идут в развитых странах?

Вопросы, которые планируется обсудить:

  • представления о свободе воли в прошлом и настоящем
  • образец и понятие: свобода в российском контексте
  • свобода в контексте прошлого, настоящего и будущего России
  • Россия как социальное государство и «свободное развитие личности»
  • академическая свобода и государственное управление


6.      Секция «Траектории заброшенных и неосвоенных территорий России: переосмысливая устойчивое бездорожье и ухабистое развитие». Руководители: Теодор Шанин, Александр Никулин harmina@yandex.ru 

Пути России в прошлом, а тем более в настоящем все тягостней вязнут в проблемах ее изначально неосвоенных, не до конца освоенных, наконец, намеренно или спонтанно забрасываемых территорий.

Какова же историческая и современная динамика этих процессов?

Каковы региональные и локальные траектории неосвоенности и заброшенности российских пространств от необитаемых просторов крайнего Севера и дальнего Востока до социокультурного опустынивания ближнего Нечерноземья?

Какие государственные, муниципальные, общественные проекты внедрялись в прошлом и реализуются сейчас для освоения, ре-освоения, сохранения, в конце концов, успешного и устойчивого развития обширных Российских территорий?

Ответы на эти вопросы будут обсуждаться в выступлениях географов и социологов, культурологов и антропологов, экономистов и технократов на данной междисциплинарной секции.


7.  Секция «Онлайн-активизм и социальные движения в оффлайне: способы изучения гражданских инициатив 2011-2014 годов»
Руководитель секции: Иван Климов, Центр изучения Интернета и общества РЭШ. Со-организаторы и peer-reveiew group: Карин Клеман (ЕУ СПб), Татьяна Индина (РЭШ). klimov_ivan@list.ru

Жизнь исследователей социальных движений стала интересной и динамичной. С одной стороны, мы видим большое число форм общественной активности, как правило, связанную с «внезапностью» разворачивания событий: низовые инициативы и городские движения, уличные протесты и хеппенинги, «оккупаи» и «майданы»,молодежные солидарности и онлайн-сообщества и многое другое. С другой стороны, практика исследований социальных движений стремительно развивается и усложняется. Мы видим два наиболее заметных тренда: проведение исследований во время уличных акций и работа с интернетом - использование возможностей анализа социальных сетей, методов онлайн-исследований, анализа семантики блогов и форумов. Мы предлагаем обсудить, как развиваются эти два направления, какие качественно новые (?) содержательные результаты они могут дать, с какими трудностями и барьерами в плане методологии мы сталкиваемся и какие решения находим. Кажется, что стремительно приближается время нового «золотого стандарта» исследований социальной активности – они должны становиться комплексными, т.е. освещать проблему: как олайн-активизм отображается в оффлайне, как механизмы самоорганизации «комплектуются» возможностями новых медиа и традиционных практик коллективного действия.


Список секций и круглых столов будет дополняться.

Следите за обновлениями


Координаты оргкомитета:

тел: (495) 434 72 82; факс: 434 75 47;

e-mail: puma7@yandex.ru (Марина Пугачева) 8-916-500-21-72

grishina@universitas.ru (Анастасия Гришина), lukinova@universitas.ru (Ольга Лукинова)



Регистрация на симпозиум:


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3