Студентка программы «Индустрия моды» Евгения Каплиева — о летней стажировке в Великобритании

13.08.2019
Студентка программы «Индустрия моды» Евгения Каплиева — о летней стажировке в Великобритании

Студенты российско-британской магистратуры «Индустрия моды: теории и практики» МВШСЭН вернулись с летней стажировки в Великобритании, где за пару недель посетили несколько ключевых для индустрии образовательных центров — Уинчестерскую школу искусств, Вестминстерский архив мужской одежды, Музей и художественную галерею Брайтона, Музей моды в Бате, Лондонский колледж моды и Музей Виктории и Альберта.

Участница стажировки Евгения Каплиева рассказала о том, чему и как они обучались у английских кураторов во время стажировки.




Воркшоп в Вестминстерском архиве мужской одежды

Это наш воркшоп в Вестминстерском архиве мужской одежды (Westminster Menswear Archive), который вела Дженна Росси. У неё есть хобби: много лет она собирает музейные открытки, флаеры, печатные репродукции, фотографии с выставок, кинопоказов и пр. Она разложила их по всей аудитории и дала нам 10 минут, чтобы каждый выбрал себе по 5 таких предметов. Чем ты руководствуешься, не важно — просто выбираешь 5 открыток или флаеров.

Потом мы садимся с ними за стол, и она даёт задание: подумай, что объединяет выбранные тобой предметы, что у них может быть общего концептуально, и придумай на основе этого выставку.

Воркшоп в Вестминстерском архиве мужской одежды

Надо было продумать в общих чертах, кем будет аудитория твоей выставки, каким мог бы быть её дизайн, в каком пространстве (музея или не музея) она может быть организована, как в твоём случае будут представлены объекты — это будет, скажем, оригинальное полотно или цифровая репродукция на проекторе, или художник сделает реплику выбранного арт-объекта, а сама реплика будет точной копией или ассоциативной.

15 — 20 минут давалось на то, чтобы это расписать. А потом куратор усложнял задание.
Давала каждому одну из фотографий, сделанных её отцом — фотографом, чью выставку она планировала к его дню рождения — и нужно было подумать, как вписать новый, случайный арт-объект в уже продуманную концепцию.

Знакомство с магистрами Школы искусств Уинчестера

Знакомство с магистрами Школы искусств Уинчестера (Университет Саутгемптона). Наша работа с тайвеком на воркшопе — это их первое учебное задание на курсе.

Единственный мужчина-куратор был у нас в Музее Брайтона.

Классический лонгслив Вивьен Вествуд со свастикой хранится в Музее Брайтона

Это то, что разбивает сердце каждому, кто занимается модой. Классический лонгслив Вивьен Вествуд со свастикой (и надписью Destroy, которую здесь плохо видно). Она хранится в Музее Брайтона, нам её показывали, чтобы мы поплакали над ней от счастья.

Королевский павильон, бывшая приморская резиденция британских королей

Музей и художественная галерея Брайтона находятся в Королевском павильоне, бывшей приморской резиденции британских королей. Павильон построен в индо-сарацинском стиле, характерном для колониальной Индии, и изначально должен был служить теннисным кортом королю Георгу IV.

Скетчбук стажировки

В начале стажировки нам выдали скетчбуки, куда мы должны были зарисовывать, записывать свои идеи, наработки не только на воркшопах, но и когда просто гуляли по городу. Когда работали с фактурой, вклеивали туда получившиеся формы, материалы. И презентации своих проектов тоже делали на основе этого скетчбука — раскладывали его и рассказывали, у кого что получилось.

Очень наглядная вещь — хорошо видно, как продвигался проект от mind map, ассоциаций, образов, набросков в технике paper bondage к конечному продукту.

скетчбук стажировки

В Уинчестере был максимальный упор на работу с объектами и физическими носителями. Нам говорили: старайтесь черпать информацию из книг и городской среды — не сидите в интернете. Когда я училась в ВШЭ, наоборот, была такая тема: открой Pinterest и сделай то, что сейчас актуально. В итоге у всех получались одинаковые бездушные проекты — просто красивый визуал, без концепции. Своего рода Copy Paste.

mind map

А здесь нужно было, чтобы ты что-то вложил в проект. Лучше объяснить на примере. Когда ты смотришь коллекции каких-то известных дизайнеров, не зная контекста, не всегда ясно, откуда они черпают все эти образы. Но когда идёшь в Музей моды в Бате и видишь атрибуты местной охотничьей или викторианской одежды, понимаешь, что кому-то вроде Александра Маккуина это всё не приснилось, как таблица Менделеева. Видишь непосредственно те вещи, которыми они, возможно, вдохновлялись. Они жили в этой среде, работали с этой визуальной информацией, перерабатывали её в свои коллекции. И в твоей голове всё сразу встаёт на свои места.

Pinterest в этом смысле, как мне кажется, исключает возможность развития, связанного с историей, тактильностью вещей — у тебя получается, что один красивый визуал перешёл в другой красивый визуал и всё.

Мастерская, где мы работали с тайвеком

Мастерская, где мы работали с тайвеком, и фактуры из него. Когда видишь тайвек, думаешь «Ну и что из этого можно сделать?» — это как бы просто бумажка.

Во что превратить эти обрезки, какой у них может быть функционал?

И на воркшопе мы как раз продумывали, во что превратить эти обрезки, какой у них может быть функционал как у элементов одежды.

Мастер-класс известного куратора Джуди Уилкокс в Лондонском колледже моды

Мастер-класс известного куратора Джуди Уилкокс в Лондонском колледже моды, связанный с исследовательской работой. Здесь был такой же принцип, как и с открытками на первом воркшопе. На столе разложены музейные предметы — мы должны были выбрать 4 и придумать концепцию выставки на их основе. Только сложность была в том, чтобы сначала установить происхождение вещей.

Сначала идёшь от простого — нужно подробно описать характеристики предмета: из какого он материала, в каком состоянии. Например, описываем пару обуви — видно, что на правой ноге небольшая потёртость, а на левой потёртости нет, смотрим на клеймо — где она была сделана и т.д. Почти граничит с криминалистикой.

В итоге пазл начинает складываться: мы понимаем, что это мужские туфли для танцев. Почему мужские? Потому что размер ноги 42-й. Почему для танцев? Об этом говорит та самая потёртость на правой ноге: есть такой танцевальный приём, когда скользят ступнёй — у него направляющей, очевидно, была правая нога.

Мужские туфли для танцев

Суть задания заключалась ещё и в том, что зачастую нам приходится работать с разными людьми, и нужно уметь нащупать взаимодействие. В моей группе, например, оказалась Даша, которая хорошо знает историю моды, чуть ли не вплоть до переписок, Алёна, у которой своя дизайн-студия, поэтому по характеру она такой маркетинговый босс, девушка, которая развивает свой бренд одежды, поэтому ей тоже хочется контролировать ситуацию, и я — любительница всякой панкухи.

В профессиональном плане мы смотрим в разные стороны, и сначала была такая вспышка личных интересов. Но в итоге мы объединили их в большой интерактивный проект, представляющих две эпохи — два лука: как выглядела девушка, которая пошла развлекаться в XVIII веке, и девушка, которая пошла развлекаться сегодня. Раньше у неё в руке было письмо-приглашение, а теперь, условно, айфон. Так мы интегрировали исторический дискурс: люди всегда развлекались, только раньше были балы, а теперь вечеринки.

Люди всегда развлекались, только раньше были балы, а теперь вечеринки

Если бы каждый делал проект в одиночку, он двигался бы в своём направлении. Но из-за столкновения интересов у проекта появляется больше граней, и то, как вы их ищите, это тоже интересно.

Здесь нам показывают вещи известных дизайнеров, которые учились в легендарном Saint Martins College. На фото — платье Хуссейна Чалаяна, он известный модернист, работает с одеждой практически как архитектор.

Мне запомнился бумажный пиджак Александра Маккуина — к нему, естественно, нельзя было даже прикоснуться, потому что это уже сакральная вещь.

В Вестминстерском архиве мужской одежды собрана в том числе спецодежда — костюмы для химических работ, гидрокостюмы, российские куртки ДПС

В Вестминстерском архиве мужской одежды наш мастер-класс вёл первый партнёр Александра Маккуина, он там работает. Практически во всех этих school of arts акцент в обучении делается на женский костюм. А здесь, в архиве, собрана огромная коллекция мужской одежды, в том числе спецодежда — костюмы для химических работ, гидрокостюмы, российские куртки ДПС. И множество аксессуаров: боксёрские перчатки, шлемы и пр.

Студенты могут прийти и посмотреть, как комбинируются материалы в разных типах одежды, как крепится фурнитура. Потому что ты можешь сконструировать что-то такое у себя в голове, но не знать, как ведут себя разные ткани на практике. Например, гоночный комбинезон — он же должен быть удобный, огнеупорный и т.п.

У нас такого нет: если я хотела что-то сконструировать, сначала это была полнейшая выдумка — как я себе это представляю, так и буду шить. Но так ты будешь идти через тернии к звёздам: постоянно во что-то упираться, перешивать, экспериментировать. В чём тогда смысл образования? Так можно и дома сидеть и экспериментировать. Должны быть такие места, где можно прийти, посмотреть, потрогать, понять, как это должно быть.

Евгения Каплиева

При этом совершенно необязательно, что ты хочешь быть Мартином Маржелой — есть и те, кто хочет делать функциональную одежду. Сегодня в моде функциональность опережает декоративность. Это видно и по тому, как мы потребляем одежду — все эти тренды на экологичность, осознанность, zero waste, культуру свопов, сэконд-хэндов. И по содержанию нашего гардероба: сложно найти человека, у которого одновременно есть, скажем, двубортный пиджак, однобортный, пиджак с одной пуговицей и т.п. — тебе достаточно одного пиджака одного фасона.

Английские сэконд-хэнды сегодня — это чаще всего бутики, где новые вещи получают из старых: перешивают мужские рубашки под платья, вставляют в ношеные свитшоты фурнитуру, адаптируют их к современным трендам, перекрашивают и лакируют старые сумки.

Этому, можно сказать, и была посвящена часть нашей стажировки, где нам, теоретикам, которые рассуждают о теле, об одежде, конструкции, дали поработать руками с материалами, формой, фактурой. Руками почувствовать, что такое sustainability и zero waste. А затем перенести это в область идей, кураторства.