Поэзия таджикских мигрантов в России: из цикла семинаров «Политика идентичности»

09.08.2017

В Таджикистане «грех не быть поэтом». Тохир Каландаров представил в Шанинке исследование, показывающее, что писать стихи и песни на таджикском можно и вдали от родины, а тоска по ней становится главным движущим мотивом творчества мигрантов.

Тохир Каландаров.jpg


Есть немного затертый афоризм швейцарского писателя Макса Фриша — «Мы звали рабочих, а пришли люди». Современные немцы, как и швейцарцы, это уже осознали. Россияне, кажется, еще нет. На тех, кого у нас называют «гастарбайтерами», зачастую не смотрят как на равных и не видят таких же людей. Они воспринимаются лишь как рабочая сила, как функция рынка. Однако это проблема не только этики, но и прагматики.

Есть две точки зрения насчет темы миграции, и они полярно противоположны друг другу. Одна состоит в том, что жизнь мигрантов обременена страданиями и мучениями. Другая — мигранты становятся причиной большого количества сложностей не только в России, но и по всему миру.

При этом мы не слышим голос самих мигрантов, а они, помимо работы, живут и своей жизнью. Они влюбляются, танцуют, пишут стихи и музыку. Этот важный аспект нередко игнорируется исследователями.

Вторым спикером семинара «Политика идентичности: мигранты в культурном поле российских мегаполисов», который организуют Владимир Малахов и Марк Симон, стал Тохир Каландаров, представивший на нем свое исследование о поэзии таджикских мигрантов, работающих в России.

Тохир Каландаров.jpg



Тохир Каландаров
— старший научный сотрудник Центра азиатских и тихоокеанских исследований Института этнологии и антропологии РАН.



Тоҷикистон ва шеър

Таджикистан и поэзия

В начале семинара Тохир Каландаров рассказал о причинах эмиграции из Таджикистана. По данным на 1 января 2016 года, население Таджикистана составляет чуть больше 8 миллионов человек. В России трудится около 1 миллиона граждан Республики Таджикистан, это 18% от общей численности трудоспособного населения республики.

После гражданской войны 1992-1997 страна испытывает сильные трудности. Падение уровня жизни и отсутствие рабочих мест заставляет уезжать из страны в поисках лучшей доли для семьи, которая осталась на родине.

Противостояние в Таджикистане.jpg

Почти все поэты-мигранты, о которых идет речь в исследовании Тохира Каландарова, не имеют профессионального литературного образования (лишь двое из них закончили филологический факультет), однако у каждого из них есть высшее образование.

Докладчик подчеркнул, что поэзия является популярным жанром в духовной культуре Таджикистана. Это самая принимаемая, понимаемая и привычная практика самовыражения. Свою роль играет и наследие классической персидско-таджикской поэзии — Фирдоуси, Омара Хайяма, Саади и других. Многие из современных поэтов ценят свое наследие и выражают свое уважение к ней через свои сочинения. В Таджикистане «грех не быть поэтом».

Ведущие темы стихотворений — разлука с семьей, тяжелые условия жизни. Стихи о разлуке не только можно назвать ведущей темой мигрантской поэзии, но и их можно выделить в особое направление под названием «фироки», что в переводе с таджикского означает «оплакивать разлуку».

Встречаются стихотворения на религиозную тему: в них повествуются о величии Аллаха, о том, что все несчастья временны. Исмаилитские мигранты часто пишут о своем духовном лидере — Ага Хане. Часть стихов имеет политическое содержание: в основном в них критикуется душанбинская власть, которая не может решить проблемы в экономике страны.

И, конечно, есть стихи о любви.

Некоторые герои рассказа Тохира Каландарова начали писать стихи, лишь оказавшись в России. Сочинение стихов позволило им выразить опыт пребывания в непростой жизненной ситуации.

Многие поэты-мигранты не указывают свое имя, а пишут под псевдонимом. Так происходит в том числе и потому, что мигрантская жизнь, по выражению Тохира Каландарова, «в принципе склоняет к скрытности».

Поэты-мигранты публикуют свое творчество в соцсетях, преимущественно в «Одноклассниках». Так, «лайки» компенсируют аплодисменты, а комментарии — общение с читателями.

Тохир Каландаров провел уникальную работу. Он не только интервьюировал наиболее выдающихся сочинителей из мигрантской среды, но и сделал смысловые переводы их текстов на русский язык.

Ниже представлены краткие биографии поэтов, оказавшихся в центре внимания Тохира Каландарова, а также их тексты в его переводе.

Матнхо

Тексты

Адолатбек Рустамбеков в Москве с 1997 года. Он дипломированный экономист, проработал 17 лет в Таджикистане в сфере торговли. После гражданской войны приехал в Россию.

Болен народ, где ты, целитель?
Вдали от родины, где ты, наш покровитель?
Где ветер, чтобы запах Родины нам принес?
Нет брата, отца, сестры и матери.
Всякое барахло тут в достатке,
Родная земля, вода и воздух где?

(Перевод Тохира Каландарова с шугнанского языка)

Поэт под ником «Господин 420» (отсылка к популярному индийскому фильму 1955 года) написал двуязычное стихотворение, в котором таджикские и русские слова перемежают друг друга.

Эй Очаи ҷон, зачем калонум карди.
Ширум додиву куда равонум карди.
Сначала ба азизиҳот воспитали меня.
Потом ба ғарибиҳо отправили меня.
Дар шаҳри чужой мое сердце грустит.
Каждый день хочу домой, меня не отпустит.
Не дусти конкретно у меня есть не ёри қарин.
В этом городе нет нормальный человек, блин.

В смысловом переводе на русский стихотворение выглядит так:

Мамочка, зачем ты меня вырастила?
Вырастила и куда отправила?
Растила с любовью меня
И на чужбину отправила.
В чужом городе сердце грустит,
Хочу домой, но кто же отпустит?
Нет ни конкретного друга, ни подруги,
В этом городе нет нормального человека, блин.

(Перевод Тохира Каландарова)

Автор под псевдонимом «Роналду» написал такие строки:

Не есть мне из нашего сада гранаты в этом году,
Не собирать мне плоды в этом году.
На чужбине мы чужестранцы, родные мои,
Как тюльпан без воды, я в этом году.

(Перевод Тохира Каландарова с таджикского языка)

В жанре фироки пишет Саломатшохи Ширгини:

Сердце мое стремится к любимой, но жаль, я далеко от родины,
Тянет меня к родному Бадахшану, но, к сожалению, далек я от него,
На чужбине сердце кровью обливается,
И тело горит на чужой стороне, о жаль, далек я от Родины.
Вокруг нас хоть и сады, но мы там чужие цветы,
Садовнику они не нужны, о где ты, Родина моя?
Легкий ветерок принес запах с родной земли.
Сердце хочет к любимой, о, Боже, где же она?

(Перевод Тохира Каландарова с ваханского языка)

Еще один поэт — Нозим Ширинбеков — пишет на ишкашимском языке. Сейчас на этом языке говорит лишь 800 человек в мире.

На чужбине очень тяжело, о мать родная,
Ни сестры, ни брата, ни отца родного.
Заболеешь — никого и рядом нет,
Глаз с надеждой смотрит на дорогу.

(Перевод Тохира Каландарова с ишкашимского языка)

В стихах других авторов, например Алиназара Нирумандова, встречается ностальгия по некогда единой стране — Советскому Союзу:

Смотрите, как только эра Советов ушла,
Весь народ стал скитальцем,
В Россию караванами идут,
И стар, и млад туда пошли,
Чтобы потом дом построить и свадьбу сыграть,
Молодые оставляют родные дома,
Если нет у тебя кого-то на заработках,
Плохи твои дела и семья.
Кто увидел разлуку, тот больше не захочет,
Кто не увидел, тот себя торопит,
Советская страна была за бедных,
Россия непонятная и опасная,
Везде нужны деньги, на Родине их нет.
Даже чтобы поступить на учебу.
Смотрите, какое время – даже дети в заботах,
А взрослые не знают, как быть.

(Перевод Тохира Каландарова с рушанского языка)

Мигранты по несколько лет не могут выехать домой из-за дороговизны билетов и небольшого размера своих заработков. Поэтому они часто пишут о том, как соскучились по маме. Мушкалишо Дилбаршозода пишет:

Уж долго живу на чужбине я
И не слышу мамин голос я.
Пусть всегда мама будет дома
И встретит меня у порога.
Мечтаю, как в детстве, лечь рядом с ней,
Чтобы гладила она меня по голове, а я радовался ей.
Вспомню детство и лалаик (колыбельная) ее,
Как тонко чувствует меня она.
Звоню ей с этой чужбины.
Радуется мамочка моя.
Говорит: приезжай, соскучились мы все,
Или хотя бы фото пришли мне.
Что делать — это судьба, я далек от тебя
И пишу эти стихи для тебя.

Абдумамад Бекмамадов — актер и поэт. За свою игру в спектакле о жизни трудовых мигрантов «Акын-опера», поставленным Театром.Doc был награжден «Золотой маской». Свое первое стихотворение он написал в 8 классе, когда умерла его мама. Снова начал писать после переезда в Россию. В своих произведениях он использует юмор и сатиру. Это важно, потому что мигранты понимают, что менять что-то  в системе сложно, и поэтому смотрят на нее с улыбкой.

Косточка сладкая, жемчужина моя,
Хорошие памирцы приехали в Москву…
Нет мест в квартире,
Пять человек спят на диване,
Пятнадцать – на полу,
Вместо подушки
Брюки под голову я подложу.
Косточка сладкая, жемчужина моя,
Хорошие памирцы приехали в Москву…
На кухне еда – всю ее съели,
Бессовестные, не делайте так,
Сами скушали, хоть бы мне чуток оставили.
Страничку открыли в «Одноклассниках»,
Комментарии там – просто класс.
А постели наши – дырявый матрац.
Косточка сладкая, жемчужина моя,
Хорошие памирцы приехали в Москву…

(Перевод Тохира Каландарова с шугнанского языка)

Абдумамад Бекмамадов на фестивале Памир-Москва.jpg

Абдумамад Бекмамадов на фестивале Памир-Москва, фото: Елена Шалкина

Подробнее о первом прошедшем семинаре «Отражение социального опыта мигрантов в искусстве»




Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3