Екатерина Ларионова: "Публичные пространства - это место невидимого, но постоянно диалога между городом и его жителями"

07.04.2015

Одним из главных достижений Москвы нескольких последних лет было появление  городских публичных пространств, которые стали территорией обитания «новых горожан», активных интеллектуалов, в свою очередь, преобразивших город.

larionova.jpg

О том, что такое публичные городские пространства, рассказывает заведующий кафедрой территориального развития РАНХиГС, основанной Вячеславом Глазычевым, преподаватель программы Urban Studies Шанинки, архитектор Екатерина Ларионова.

- Что такое публичные пространства, и чем они отличаются от других типов городских территорий?

- Публичное городское пространство предполагает, что это место приложения деятельности и интереса горожан - там человек задерживается, а не проходит сквозь них, как происходит с пространствами транзитными. Публичное пространство имеет не только культурную, но и физическую границу, оно очерчено строениями. А к этим стенам, как ракушки к скалам, налипают разные формы городской жизни.

- Но public spaces невозможно свести к архитектуре, там всегда есть люди.

- Лишенное границы публичное пространство, это – пустырь, пятно. Человеку там неуютно, и не только потому, что пустырь - незаполненное строениями место. Люди используют пространство как транзитное, когда лишены выбора. «Что может в этом месте зацепить мое внимание, почему мне стоит тут задержаться?» - в транзитных пространствах ответа на эти вопросы нет. Публичные же пространства подразумевают определенные правила социальной игры. Люди используют его, они там действуют, надолго «зависают», тратят деньги, занимаются своими делами. Поэтому улица – это транзит, коридор. Места за пределами квартир, точки, ради которых люди движутся по улице, и есть публичные пространства.

Очень часто, публичное пространство это - площадь. Улица тоже может быть публичным пространством, но когда она воспринимается не как коридор, а как место взаимодействия людей во времени, она по своим функциям будет тяготеть к площади.

лима-12.JPG

- Город – также всегда попытка упорядочить жизнь человека, и публичные пространства - один из инструментов этого процесса.

- Тем, что публичные пространства предполагают правила их пользования, они выполняют свою воспитательную роль. Вольно или невольно, используя публичное пространство, человек вынужден соблюдать установленные нормы.

Если социальный проектировщик и архитектор работали добросовестно, сформированное ими пространство будет не только красивым, но и удобным с точки зрения правил игры, построенных исходя из ожиданий человека. Хороший пример - библиотека. Если там определенным образом расставить книги и стулья, человек будет на уровне визуальных рефлексов правильно использовать это пространство. Недоработанные же условия пользования пространством создают средовой и психологический дискомфорт.

- Какова роль публичного пространства в городе?

лима-8.JPG

- Роль публичного пространства в городе колоссальна. Оно выстраивает диалог горожан друг с другом, властью, гостями города. Такой диалог очень важен, хуже, когда коммуникации нарушены, потому что такая пустота губительна для общества. Что всегда происходит в главном публичном пространстве города - площади, во всех ее многочисленных кафе, магазинах, городских рынках? Обмен товарами, услугами и сопутствующий диалог.

Когда речь идет о проектировании публичных пространств, архитектор должен работать в масштабе не всей площади, остающейся транзитным пространством, а обслуживающих ее пространствах. В них будет сохраняться готовность к диалогу и общению. И работа по проектированию публичного пространства будет связана с управлением человеческими интересами, созданием удобного места для диалога.

лима-9.JPG

- Отличается ли способы использования публичного пространства в развитых и развивающихся странах?

- В развитых странах значительно больше развита дифференциация субкультур. Там, где есть досуг, у людей есть возможность определять свои интересы. В тех странах, где люди заняты выживанием, таких возможностей нет. В городе Лиме, являющемся столицей сельскохозяйственной страны, где большая часть населения живет земледелием и добычей природных ресурсов, наивно открывать городские библиотеки. Зато в финском городе Миккеле, где много месяцев в году холодно и мрачно, а уровень жизни высок, открыть совместную сеть библиотек и кофеен было исключительно удачной идеей. Теперь жители города просто не выходят из этих библиотек. Это их место общения, культурного развития, самопрезентации.

- Очевидно, что проектировщики публичных городских пространств должны учитывать сценарий поведения человека в таком пространстве.

сиена Ди Кампио-3.JPG

- Специалист, проектирующий публичное пространство, должен понимать, какое количество людей, с каким настроением сюда придет, какие действиями люди они могут совершать. Например, площадь Ди Кампио в Сиене спроектирована так, что городская ратуша спущена ниже общего уровня площади. Людские потоки как бы стекаются к ней. Огромное пространство рассчитано на то, чтобы вместить всех жителей средневекового города, но при этом оно замкнуто зданиями, по расходящимся оттуда улицам невозможно ринуться толпой. Оно как бы настраивает посетителя на мысль, что ему предоставлена возможность высказать свою позицию перед лицом власти, но дальше ему некуда нести свой гнев. Понижение входа в ратушу относительно линии горизонта как бы демонстрирует готовность властителей города прислушаться к народу, что тоже снижает накал страстей. Таким образом, поведение людей внутри публичного пространства было изначально учтено и режиссировано.

В идеале публичное пространство должно проектироваться двумя типами профессионалов. Во-первых, социальным проектировщиком, который режиссирует коммуникационные процессы, формирующиеся в рамках этого публичного пространства. Это менеджер, психолог, политолог и культуролог в одном лице, разбирающийся с человеческими интересами. Вторым участником является архитектор. Речь идет есть о профессионале, понимающем законы пропорции, перспективы, искажения восприятия в зависимости от угла зрения, поскольку он режиссирует точки восприятия объектов, ограничивающих пространство. Социальный проектировщик будет работать с наполнением пространства, а архитектор - с границей пространства.

- Какие примеры проектирования публичных пространств кажутся вам неудачными, какие успешными?.

ванкувер (1).JPG

- Не так давно мы ездили на практику в Ванкувер. Самым интересным объектом города является Олимпийская деревня. Олимпиада прошла, но люди остались там жить, и сейчас Олимпийская деревня - один из самых престижных районов города. Так вот в этом районе совершенно нет площадей. Они в принципе не были заложены в проект. Но архитекторы Олимпийской деревни думали о том, что люди захотят общаться. По всему району они организовали городские парки-скверы, связанные между собой прогулочными и пешеходными дорожками. Во внутридомовых пространствах они создали очень уютные, очень зеленые дворы. Но удивительным образом оказывается, что люди не «застревают» в этих дворах, а едут в городской центр. Оказалось, что состоятельные люди, населяющие этот квартал, настолько избирательны в общении, что им значительно проще поехать на встречу с друзьями, чем общаться с соседями по кварталу, как бы удобно это не казалось. Этот пример говорит о том, что даже идеально спроектированное с точки зрения архитектора, пространство не всегда становится публичным. Людям там должно быть уютно. Только в этом случае пространстве появляется жизнь.

ванкувер (7).JPG

Совершенно провальной в Ванкувере оказалась и идея «зеленых» крыш. Архитекторам казалось, что, если засеять крыши травой, люди будут совместно ухаживать за растениями, на этой почве завяжется общение и сложится местное сообщество. Кончилось тем, что городские административные команды сами были вынуждены ухаживать за этими крышами. Люди не используют их. Им не нужно это пространство. Зато в Китае движение «зеленых крыш» стало сейчас невероятно популярным, потому что многие состоятельные горожане оказываются выходцами из деревни, и у них еще не утрачен навык совместного возделывания земли.

- А какие примеры формирования публичных пространств в российских городах, на ваш взгляд, достойные подражания и, напротив, являются ошибочными?

- В российском контексте давайте сравним, например ВДНХ и Петергоф. И там, и там перед нами - пространство, созданное по заказу государства для того, чтобы демонстрировать партнерам из внешнего мира возможности страны. Почему в Петергофе до сих пор в любую погоду яблоку негде упасть, а на ВДНХ, как только из него ушла презентационная функция, ушла и жизнь, и одного замечательно катка все еще недостаточно, чтобы вернуть к нему интерес?

Человек соизмеряет себя с публичным пространством, в котором он оказался. Ему попросту должно быть там хорошо.

В Петергофе не может не нравится, потому что там нет ни миллиметра, который бы ни был продуман архитектором с точки зрения удобства для гостя. Там работал именно социальный проектировщик. Он думал о том, кто будет пользоваться этим дворцом, и постарался предусмотреть его желания. Не удивительно, что туда всегда захочется вернуться.

А среди огромных просторов ВДНХ человек теряется. Там много пространства, лишенного социальной режиссуры. Объекты, формирующие это пространство, привлекательны, но остаться там надолго невозможно, пока в этом неуютном пространстве человеку нечем заняться.

- Вы говорили об исторических примерах. Какой современный опыт выстраивания публичных пространства российских городов кажется вам успешным?

- Мне очень нравится все, что происходит во многих наших городах в так называемых «интерьерных» проектах, когда появляются библиотек нового типа, коворкинги, культурные центры. Это сейчас особенно заметно в городах, где есть студенческая жизнь, - в Перми, Екатеринбурге, Красноярске. В Этих пространствах идет очень важный для России процесс – формируются активные местные сообщества, поэтому их надо всячески поддерживать.

Но вот удачных примеров открытых, уличных публичных пространств знаю немного. Правда, в России проходит сейчас достаточно арт- фестивалей, но это все же событийное обновление пространства, не способное надолго задержать в нем горожан.

лима-1.JPG

- Как, на ваш взгляд, относится власть к появлению публичных пространств? Содействует она их появлению или относится к ним без одобрения?

- Занимаясь архитектурным или средовым проектированием, я каждый раз в начале проекта сталкиваюсь с некоторым "равнодушием" к нему со стороны муниципальной администрации. Так происходит не потому, что люди не понимают важности проекта или не хотят его поддержать. Просто так построено действующее в российских городах законодательство, что экономика, которая возникает в публичном пространстве, не приходит к официальной форме государственного или муниципально-частного партнерства. Часто при поддержке и участии малого городского бизнеса возникает центр активности, который городу приходится на бюджетные средства содержать в чистоте, отвечать за его безопасность и чистоту, и нести административную ответственность за это место. При этом никакой прибыли от этого проекта местный муниципалитет, действуя в логике законодательства, получать не может. Получается разрыв в модели управления развитием такого пространства.

Хельсинки-1.JPG

Государство всегда заинтересовано, чтобы общество активно участвовало и стимулировало развитие территорий, на которых проживает. Какое ж государство не захочет, чтобы народ сам содержал эту территорию в порядке, безопасности, зарабатывал деньги и отчислял их в виде налогов в казну. Ровным счетом этого же хотят и люди. Не повсеместно, но действительно многие люди задумываются об авторских проектах. Все зачатки для диалога в обществе для активного развития публичных пространств в российских регионах совершенно точно существуют. Но при этом и одна, и вторая сторона бьются об существующее законодательство, не позволяющее создать форму равноправного партнерства, которая была бы удобна обеим сторонам.

Значит, надо постепенно достраивать законодательство, переосмыслить формат частно-государственного партнерства и на экономическом, и на законодательном, и на исполнительном уровне. Потому что недостаточно прописать на бумаге. Надо, чтобы человек следовал эти правилам.

ванкувер (22).JPG

- То есть, чтобы публичное пространство выполняло свою социальную роль, важны не только усилия проектировщиков и власти, но и людей?

- В российском законодательстве полно законов, которые замечательно сформулированы, для того чтобы эффективно регулировать обоюдную деятельность гражданина и государства. Но они не работают в повседневной жизни горожан, в их сознательном предпринимательстве, так как были задуманы. У нас уже давно не социализм, а значит существует система ответственности не только государства перед гражданином, но и гражданина перед государством.

Гуманитарный проектировщик может идеально рассчитать людские потоки в публичном пространстве, архитектор - выстроить потрясающей красоты площадь. Но потом в это пространство придет человек. И от того, как он будет себя там вести, в конечном счете, зависит, состоится ли это пространство как публичное, или нет.

К счастью, у нас есть примеры, где присутствуют все три вектора – корректное поведение власть, бизнеса и общества. Мне очень нравятся сейчас московские кафе, их уровень, атмосфера, их разнообразие. Это пример пусть болезненного, но, тем не менее, состоявшегося прототипа государственно-частного партнерства. Если хочешь изменить город, надо изменить уровень добровольной сознательности и ответственности горожан. Поэтому публичные пространства должны рассматриваться, как место невидимого, но постоянно диалога между городом и его жителями.

Беседовала Екатерина Жиритская



Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1