Виктор Вахштайн: "Норность. Это такая специфика городской среды, в которой есть моя собственная нора и всё остальное".

23.12.2014

Социальный аутизм: жители больших городов отвыкли общаться друг с другом


Неузнанным и непонятым оказался голливудский герой, бессменный Нео из знаменитой "Матрицы" Киану Ривз. Он пришел на вечеринку в Нью-Йорке, посвященную его же премьере, а его не пустили. Он скромно стоял на улице под дождем, пока организаторы не хватились.
То, что Ривз не устроил истерику в стиле "звезда в шоке", понятно, он известен именно тем, что отказывается от части гонорара, если бюджета не хватает на костюмеров и гримеров, ходит в парки помогать бездомным, жертвует онкологическим клиникам, оставляя себе лишь самое необходимое.
Но то, что стоящим под дождем не заинтересовался никто - это уже синдром большого города, где никто ни на кого внимания не обращает, все заняты. И в российских мегаполисах, если пойти по районам и кварталам, зачастую не знают даже соседей, пока не зальют друг другу потолок.
Их любовь в большом городе, смеются супруги Шолмовы, словно ирония судьбы. Квартиры в соседних подъездах, учились в одной школе, но внимания друг на друга не обращали. Не было бы счастья, но уже после университета Юра случайно увидел фотографии Алины в интернете и оставил один комментарий. Теперь, спустя семь лет, они наряжают ёлку вместе с дочкой Соней.
"Я увидел девушку знакомую, кликнул Алину, написал ей. А что написал ей?" - вспоминает Юрий.
"Привет, соседка!" На что я написала, что я давно не соседка", - смеется Алина.
"Да, точно! И потом мы так начали общаться, переписываться", - говорит ее муж.
Эта московская история любви очень наглядно объясняет то, что социологи называют "кризисом соседства". Сегодня с соседями меньше общаются, реже дружат и почти не доверяют. В столице лишь один человек из пяти примерно представляет, кто живёт с ним на лестничной клетке, и только каждый десятый знает соседей по двору. В других больших городах ситуация схожая.
"Норность. Это такая специфика городской среды, в которой есть моя собственная нора и всё остальное. И весь мир разделён надвое: нора и не нора. Сегодня соседство исчезает. Мы начинаем думать про него, исследовать его, потому что соседство - это уходящая натура", - говорит директор Центра социологических исследований РАНХиГС Виктор Вахштайн.

Смотрите оригинал материала на http://www.1tv.ru/news/social/274375
Поймать соседство в большом городе всё сложнее, совсем как Софью Федотову, секретаря из Екатеринбурга. Уходит на работу засветло, возвращается затемно. Её обычный день — автобус, офис, университет, где учится на искусствоведа, сериал, скачанный из интернета, и ужин на скорую руку. Большего ей не нужно. На соседей, друзей или семью времени нет. Софья говорит откровенно: одиночество, конечно, мука. Но успокаивает себя мыслями о светлом будущем. Мечтает открыть картинную галерею.
"Конечно, понятно, в глубине души я знаю, что я, возможно, что-то упускаю. Но я при этом прекрасно понимаю, что я сейчас работаю на себя, и в будущем это окупится. Сожаления есть, но я считаю, может быть, они оправданы?", - говорит Софья.
Оправдания у каждого свои. Софья считает, что яркая жизнь - впереди, ведь ей всего 24 года. Но со временем, говорят психологи, из-за вечного "некогда" можно запереться в собственном коконе, где даже не управдом - лучший друг человека, а телевизор, новый гаджет или, в лучшем случае, кот. Суррогаты, из-за которых люди не встречаются, люди не влюбляются.
"Сейчас люди бегут от себя. В путешествие убегают, в телевизор убегают, в компьютер убегают. Ему кажется, что вот он соорудит вокруг себя этот кокон, да, вот он оденется в какую-то одежду, он оденется в свой автомобиль, он оденется в свой коттедж, в свою квартиру - это все одежды. И он будет счастлив. Не будет он счастлив", - говорит доцент Восточно-европейского института психоанализа Альфред Щеголев.
Москвичка Настя Годунова это поняла четыре года назад и бросила работу в офисе. Научилась готовить кофе, и сейчас уже совладелец небольшой кофейни. Чтобы не тратить время на дорогу из спального района, с друзьями вскладчину сняла квартиру на Садовом кольце. Это дорого и тесновато. Но они намеренно отказались от отдельного жилья и личного пространства, чтобы чаще видеть друзей и быть в центре событий.
"Если человек изо дня в день ходит в офис, носит костюм. Жара, не жара, неважно. Значит, ему так нужно, значит, ему так нравится. Если он делает вид или говорит, что ему тяжело, значит, надо что-то менять", - уверена Настя.
Одиночество — вечный спутник экономического роста, говорят социологи. Большой город расплачивается за большие деньги счастьем своих жителей. Ничего личного, только карьера.
Для тех, кто живёт в сумасшедшем ритме, свои районы-кварталы сужаются до квартиры для ночёвки. И мой дом — это уже не "моя крепость", а "моё спальное место", куда приходят после работы, чтобы отдохнуть и набраться сил перед очередным трудовым днём. Так пролетают дни, месяцы, годы. И рано или поздно многие начинают задаваться вопросом: ради чего этот бег на месте?
Архитекторы напрямую связывают эту трудовую депрессию с обустройством спальных районов. Серые типовые коробки на окраине, куда не хочется возвращаться. Для обитаемого города здесь не хватает уютных дворов, велодорожек, парков, где незнакомые люди будут находить общий язык.
"Отдельные районы, спроектированные в Советском Союзе, были не такими уж плохими. В них есть детские сады, скверы, где-то даже пруды - всё, что нужно для жизни. Но они устарели и обветшали, их нужно оживить современными инновационными идеями. Это может дать результаты уже через несколько лет", - говорит студент архитектурного института "Стрелка" Аудимгас Шумскас.
Современные идеи порой просты. Команда испанских дизайнеров придумала, как оживить самые депрессивные и бедные районы мира. Это красота по-бразильски. Жители трущоб Сан-Паулу своими руками раскрашивают ветхие дома. И смотрят на них по-новому.
"Искусство может быть вдохновением для нас. Я верю, что оно передаёт красоту. Это море цветов, мечты людей. Жизнь, бьющая ключом. Вот что это".
Эксперименты были и в российских городах. Дома украшали в Анадыре, а в спальных районах Москвы, Екатеринбурга художникам отдавали трансформаторные будки. Но этого явно недостаточно.
В Нью-Йорке власти осознали проблему 50 лет назад и установили в Бронксе общественные прачечные, где люди стали знакомиться и общаться. Уровень преступности снизился в два раза, ведь куда сложнее украсть магнитолу у соседа твоего друга или разбить окна в доме, где живут знакомые.
Социологи и архитекторы в России размышляют, что у нас может стать новым цементом между людьми. Идеи разные - от традиционных, вроде гигантских парков отдыха, до концептуальных - например, в московском архитектурном институте "Стрелка" студенты придумали человека-консьержа, супер-специалиста, который есть в каждом доме и отвечает за здоровье, воспитание и общение ребят с нашего двора.
Пока такого чуда нет, жители Тамбова сами взялись за дело. В новом микрорайоне создали интернет-сайт для хороших соседей. Тех, у кого мало времени, но есть желание общаться. Онлайн они договариваются о встречах, а потом ходят в гости по утрам и устраивают дворовые праздники. И призывают других строить такие же ячейки общества.
"Мы могли бы, конечно, как большинство людей, сидеть в своей квартире, но мы понимаем, что каждый человек — кузнец своего счастья, всё в твоих руках, поэтому пришла тогда идея сплотить людей", - рассказывает Таисия Кириллова, жительница Тамбова, организатор сайта микрорайона.
Идей, как побороть недоверие между соседями, множество, но универсального рецепта нет, кроме, пожалуй, понимания, что сделать первый шаг несложно. Как минимум — просто поздороваться в лифте.


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1