Владимир Малахов о причинах современной миграции, особенностях постсоветского пространства и колониальном прошлом Европы

23.10.2014


Сколько на самом деле в мире мигрантов? Какие существуют теории, объясняющие феномен миграции? Как наличие у стран колоний в прошлом влияет на современные миграционные потоки? Об этом рассказывает доктор политических наук Владимир Малахов

Являются ли глобальные миграции сегодня, в пресловутую эпоху глобализации, о которой так много сегодня говорят, чем-то беспрецедентным? Казалось бы, 236 миллионов, если не ошибаюсь, было транснациональных мигрантов в мире в 2013 году, эта цифра грандиозная. Но в процентном отношении это не так много — всего три процента от мирового населения. Эти три процента держатся на протяжении последних ста лет. То есть ничего не меняется, это совсем не беспрецедентно. Более того, сегодняшний Вавилон, в США в целом, Нью-Йорке, Сан-Франциско, видно, насколько миграция впечатляет, но, опять же, сегодня это примерно тринадцать процентов населения США — люди, которые родились за пределами США, то есть мигранты в строгом смысле слова.

Но почему так сложилось, почему мексиканцы или пуэрториканцы в США едут или турки едут в Германию, а какие-то выходцы из других стран в соответствующую богатую соседнюю страну не едут. На самом деле за этими миграционными потоками стоят прошлые отношения господства. История отношений господства и подчинения, которая уходит во временную глубь. Собственно, несколько иллюстраций: почему во Франции так много выходцев из Магриба, из Северной Африки? Потому что это бывшие французские колонии. Почему в Нидерландах много суринамцев, антильцев? Потому что это бывшие голландские колонии. Почему в Великобритании так много пакистанцев, бангладешцев и индусов? Потому что это бывшие британские колонии. А почему в ФРГ много турков? Потому что ФРГ не имела колоний и занималась программой гастарбайтерства. ФРГ в течение 60-х годов расплодила по всему Средиземноморью более пятисот агентств по найму рабочей силы. Это был ее ответ на отсутствие колоний. К ним, к немцам, не ехали их бывшие, так сказать, обитатели их периферии, потому что они не были метрополией, у них не было того ресурса, которые есть и был у французов, голландцев и британцев.

Наша миграция постсоветская, поэтому есть такой миф, что уже где-то с 2005 года, по-моему, фигурирует такая фраза, что Россия — вторая после США иммиграционная страна. Это, конечно, преувеличение. Да, действительно, отдел народонаселения ООН посчитал, что у нас 12 миллионов иммигрантов. Но это недоразумение чистой воды, поскольку под иммигрантами формально понимаются люди, родившиеся в другой стране. Действительно, еще в РСФСР до распада СССР оказалось очень много выходцев из других стран бывшего СССР: 3,5 миллиона из Украины, 2,5 миллиона из Казахстана, около миллиона из Белоруссии, 800 с лишним тысяч из Азербайджана. Всего 500 тысяч, даже меньше, из других стран, не из бывшего СССР. То есть это либо этнические русские, либо, в общем, выходцы, повторяю, из СССР, которые где-то на начало 2000-х оказались, по статистике, постоянными жителями сегодняшней РФ. И они попали, по данным ООН, в категорию «иммигранты».




Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1