«Как долго продлится «националистический поворот»? Отчет о секции Владимира Малахова на конференции "Пути России"

18.04.2014

«Как долго продлится «националистический поворот»? Руководитель – Владимир Малахов

Во вступительном слове Владимир Малахов остановился на особенностях современного, или если угодно, «постсовременного», национализма по сравнению с национализмом «традиционным», характерным для XIX-ого – первой половины XX столетий. На его взгляд национализм в том виде, в каком он получил распространение в сегодняшней Европе, является результатом «разотождествления» гражданина и государства (тогда как прежде национализм представлял собой результат их отождествления). Граждане западноевропейских стран, от Великобритании до Нидерландов не узнают себя в тех политиках, которые претендуют на их представительство. Отсюда антибюрократический пафос национализма этого типа; отсюда же популярность таких экзотических лидеров, как Ник Гриффин или Пим Фортейн. Последние обязаны своей поддержкой тому обстоятельству, что они не связаны с политическим мейнстримом.

Александр Бикбов назвал свое сообщение «Национализм и академическая дерегуляция», выдвинув следующие тезисы. В исследованиях последних двадцати лет экспансию национализма и расизма нередко описывают как результат работы государственного аппарата и СМИ, а также как спонтанный пост-травматический эффект, особенно характерный для обществ из бывшего социалистического блока. Куда меньшее внимание уделяется механизмам экспертного суждения, когда националистическая и расисткая речь оснащается авторитетом институций, казалось бы, по своему профессиональному этосу призванных противопоставлять мифологиям угнетения взвешенный и критический анализ. Речь идет о российском университете и академических институтах, сотрудники которых чаще подвергаются санкциям за интеллектуальную критику институций, чем за крайне правые публичные суждения от имени этих институций. Докладчик предложил исследовательский подход, позволяющий объяснить, почему национализм и расизм в его публичных формах оказался допустим в стенах образовательных и академических российских учреждений. Обратившись к организационным структурам этих учреждений и описав их текущее состояние в терминах институциональной дерегуляции, начавшейся в 1990-х, Бикбов показал, каким образом слабость коллегиальной саморегуляции наделяет различные виды примордиалистских интерпретаций современного общества одинаковой ценностью с научными исследованиями и включает их в корпус допустимых публичных объяснений современных обществ. Предложенный подход раскрывает прямую связь между организацией академической власти в постсоветских заведениях и экспансией националистической и расистской речи в публичном пространстве.

Нина Багдасарова выступила с докладом «На обломках устаревших категорий: анализ политической теории через призму практики национального строительства в Кыргызстане». Она рассмотрела текущий процесс национального строительства в этой среднеазиатской стране. Материалом для анализа послужили официальные документы 2011-2013 гг., в которых излагается государственная политика в этнической сфере: «Концепция этнической политики и консолидации общества Кыргызской Республики», «Государственная Концепция национальной политики Кыргызской Республики», «Концепция Укрепления единства народа и межэтнических отношений в Кыргызской Республикe». Сравнительный анализ документов показывает, что все три документа базируются на категориях суверенитета и государства-нации, которые определяли различные дискурсы национального строительства в республике с момента обретения независимости в 1991 году. Различное наполнение данных категорий ведет к прямому столкновению дискурсов, что иллюстрируется предложенным анализом трех Концепций. Конечный вывод докладчицы: необходимость радикального пересмотра категориального аппарата «методологического национализма».

Мирослава Хукелова рассмотрела вопрос, каким образом изменения, которые претерпел национализм на рубеже XIX-XX веков, могут быть осмыслены с точки зрения традиционных теорий национализма (от Х.Кона и К.Хайеса до М.Гроха). В рамках этих теорий было выдвинуто различение «западного» (рационалистического) и «восточного» (иррационального) национализма. Однако это различение плохо работает применительно к национализмам, возникшим в восточноевропейских странах в период турбулентностей 1989-1991 годов. Они еще ждут своей концептуализации.

В докладе Игоря Савина «Этничность как социальный ресурс: случай нерусских национализмов в России» были выдвинуты следующие тезисы. Население современной России стало ощущать действенность локальных форм идентичности (в том и числе этнической) на фоне неэффективности общегосударственной. Формулирование специфических претензий и запросов от имени какой-либо «нерусской» этнической группы связано с попыткой опереться на специфические социальные ресурсы. Среди этнических русских (идентичность которых была растворена в общегосударственной) такие претензии встречаются гораздо реже. Корни этой ситуации уходят в последние десятилетия советского периода. В тот период определенные группы населения (например, представители депортированных народов) в силу реальных или воображаемых запретов на профессии предпочитали строить свое благополучие на периферии социального пространства. В постсоветское время именно эти группы оказались наиболее адаптированными к новым моделям экономического поведения. Они достигли немалых успехов в сфере предпринимательства, что привело к формированию специфических форм сознания, а именно, вытеснению общегражданской солидарности этнической солидарностью. Перспективу исправления этой ситуации докладчик связывает с систематическими мерами социально-структурного свойства (изменения в правоприменительной практике и т.д.). Лишь обеспечив равнодоступность социальных ресурсов, можно рассчитывать на снижение действенности этнической солидарности.

Владимир Кржевов сосредоточился в своем докладе на сложностях формирования гражданской нации в постсоветской России. Он обратил внимание на важность разведения понятий «этнос» и «нация». Их разведение обусловлено необходимостью противодействовать требованиям создания «национального государства» как государства либо этнически гомогенного, либо основанного на доминировании так называемой «титульной нации. Однако следование принципу нейтральности политических и правовых институтов по отношению этнокультурной принадлежности индивидов не отменяет необходимости достижения определенного уровня культурной интеграции граждан единого государства. Для того чтобы сформировать такое государство, необходимы существенные изменения в культуре этнических групп, прежде разделенных территориально, а ныне объединяемых общей политической организацией и постепенно складывающимися экономическими связями. Кроме того, автор считает необходимым уточнить значение двух ключевых понятий – «гражданское общество» и «гражданская нация». Будучи взаимосвязанными, они не тождественны друг другу. Понятие «гражданское общество» фиксирует новый тип социальной структуры, чётко отграниченной от «государства». Если «гражданское общество» состоит из обособленных друг от друга «частных лиц», то понятие «гражданская нация» означает особого рода социальную общность. Эта общность объемлет людей, живущих в определённых политических границах и обладающих не только отчетливым сознанием своей гражданской принадлежности, но и набором общих культурных черт. Важнейшей ценностью, необходимо присущей «гражданской нации», следует считать принцип верховенства прав человека. Особая значимость этого принципа обусловлена тем, что только в случае его соблюдения у людей сохраняется способность «управлять и быть управляемыми в качестве свободных граждан». 



Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1