"За что травят Горбачева" - новая колонка руководителя магистраутры по международной политике Василия Жаркова в "Новой газете"

27.05.2013

«Наезд» на президента СССР подводит логическую черту под политикой последнего года


24.05.2013

Некоторое время назад группа товарищей преимущественно из левой тусовки (но и не только — стоит и подпись бывшего кремлевского борца с «оранжевыми» революциями Модеста Колерова) выступила с инициативой лишить Михаила Горбачева, первого и последнего президента СССР, ордена Андрея Первозванного, который вручил ему третий президент России — Дмитрий Медведев. Этот старинный русский орден был восстановлен как высшая государственная награда в 1998 году указом первого президента РФ Бориса Ельцина. Горбачева наградили им в 2011 году по случаю 80-летия, а вручили в начале мая 2012-го — всего за несколько дней до того, как Дмитрий Медведев официально сложил свои президентские полномочия. И вот через год трудящиеся решили попросить нового президента России (ранее занимавшего этот пост дважды) отменить решение своего бывшего преемника.

Аргументация и стилистика для таких случаев стандартная. Не стану воспроизводить, благо должной аудитории акция все равно не собрала. Но осадочек остался. Уж больно лыко в строку. Запрет американцам усыновлять российских детей, вымышленные «иностранные агенты» и вполне реальная их травля, опереточные шпионские страсти, все новые и новые уголовные дела и тюремные сроки для участников гражданских протестов, проект одной патриотки по перековке либералов в абажуры… Идея «наехать на Горбачева» не просто укладывается в этот ряд. Она подводит под ним логическую черту.

Михаил Сергеевич Горбачев — одна из немногих светлых фигур в истории России последних 100 лет. Звучит высокопарно и страсти провоцирует… Лучше просто ответить на вопрос, что такое Горбачев лично для меня? Он пришел к власти, когда мне было 11 лет, а покинул свой пост незадолго до моего совершеннолетия. Мои взгляды, профессия, стиль жизни — всё из той эпохи. Горбачев — это возможность читать книги, за которые раньше можно было получить тюремный срок. Горбачев — это право говорить и писать, что думаешь, не боясь «кого надо» и их осведомителей. Это право без их разрешения ездить по всему миру. Горбачев — это чувство невероятного облегчения от одной лишь мысли, что мы больше ни с кем не собираемся воевать и что мир не погибнет в ядерной войне между моей страной и США.

Но главное, я лично благодарен ему за то, что он однажды дал мне свободу. Что это такое? Трудно объяснить тем, кто не пробовал. Куда проще объяснить слепому всю прелесть палитры импрессионистов. К тому же, поскольку свобода была дарована, а не завоевана, я стремительно теряю ее сейчас. И неудивительно, что именно в такие времена предпринимаются попытки организовать травлю не молодого уже человека, который до сих пор мог бы оставаться генеральным секретарем ЦК КПСС и сам себе вручать ордена.

Но он предпочел куда большее. Остаться человеком.

Горбачеву нельзя ставить в вину то, что он осуществил демонтаж одной из самых жестоких и чудовищных империй мира. Эта империя была гораздо слабее, чем казалось, но она вполне могла уничтожить человечество, просто взорвав имеющиеся боеголовки на собственной территории (как об этом заявил в 1984 году один высокопоставленный начальник в Генштабе). Горбачев и та лучшая часть партийной элиты, которая начала реформы в 1985-м, понимали тупиковость ситуации лучше, чем кто-либо. К их чести, надо сказать, что они не допустили югославского сценария распада Советского Союза. Сам же распад был неизбежен — стоило только «ослабить вожжи». Так что, мы все-таки обвиняем Горбачева именно в том, что он дал нам свободу? В том, что под конец жизни он не превратился в очередного Леонида Ильича, оставив эту сомнительную участь другим?

Он хотел решить главную задачу во всей истории международных отношений: достичь равноправной и эффективной кооперации между странами при сохранении их суверенитета. Проект Союза Суверенных Государств должен был решить эту кантианскую задачу в рамках бывшего СССР.

Не получилось. Сегодня постсоветское пространство за редким исключением превратилось в зону стагнации и деградации. Но так произошло вопреки планам Горбачева. Куда большую ответственность за это несут те, кто отстранил его, захватив власть в бывших союзных республиках, начиная с России. Демократия, дорогу к которой открыла Перестройка, еще какое-то время оставалась в качестве возможности. Однако в конечном итоге на территории бывшего СССР, за исключением стран Балтии и Молдовы, установились авторитарные режимы разной степени жесткости, имитирующие демократические процедуры, построенные на коррупции и несправедливости.

Вместо свободной кооперации демократических республик мы наблюдаем торжество классической международной анархии, основанной на узком групповом эгоизме и грубой силовой политике. Предлагаемые проекты реинтеграции строятся, исходя из идеи гегемонии «региональной сверхдержавы», «евразийства» и прочей неоимперской риторики. Значит, никакой интеграции не получится. И остается лишь надеяться, что не только практика, но и теоретическое наследие горбачевской поры еще окажутся востребованными в будущем.

Ждать, возможно, придется долго. Горбачевы даются историей не часто.




Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1